Можно ли продавать имущество как имущественный комплекс на торгах в конкурсном производстве

27 Окт 2011 16:00

Восстановление платежеспособности должника в процедуре внешнего управления происходит с помощью различных способов санации. Одним из них является продажа предприятия. Анализируя Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с этой точки зрения, можно выделить по крайней мере две модели санации.

Во-первых, санацию предприятия должника. В этом случае преследуется цель - сохранение предприятия должника, которое переходит к новому собственнику, не обремененное долгами. Должник же, принимая решение о продаже своего предприятия, обязуется погасить долги перед кредиторами за счет стоимости имущественного комплекса, рискуя оказаться без имущества, необходимого ему для продолжения предпринимательской деятельности.
Законодатель в ст. 110 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" не устанавливает в отличие от продажи части имущества неплатежеспособного должника запрет продажи предприятия, если она влечет невозможность осуществления хозяйственной деятельности должника, из чего можно сделать вывод о том, что санируется именно предприятие должника, хотя процедура внешнего управления согласно абз. 15 ст. 2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" вводится с целью санации неплатежеспособного должника. Отсутствие в Законе цели санации предприятия должника сказывается на эффективности анализируемого способа санации. Представляется, что использование транслируемой санации (Понятие "транслируемая санация" используется в немецкой доктрине и означает санацию предприятия должника) является необходимым (а иногда и единственным) способом санации. При транслируемой санации целью процедуры несостоятельности служит оздоровление предприятия, которое переходит к другому собственнику, а должник (юридическое лицо) чаще всего подлежит ликвидации.

В ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", на наш взгляд, необходимо предусмотреть транслируемую санацию как цель внешнего управления наряду с санацией неплатежеспособного должника для достижения эффективности процедуры. В литературе отмечают необходимость разделения юридической судьбы должника как субъекта права и предприятия как объекта права и необходимость сохранения именно предприятия.

Нормы ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в большей степени рассчитаны именно на подобную модель санации, поскольку предусматривают:
а) исключение из имущественного комплекса долгов, которые образовались до принятия заявления о признании должника несостоятельным (абз. 2 п. 3 ст. 110 Закона). Сравнивая в этой части продажу предприятия, регулируемую ГК РФ и ФЗ о банкротстве, нетрудно заметить, что правовое регулирование продажи предприятия существенно отличается именно в этой части. Долг, который образовался после подачи заявления о признании должника несостоятельным, включается в имущественный комплекс и переходит к покупателю, т.е. покупатель приобретает не только активы, но и часть долга, что отличает продажу предприятия от замещения активов как еще один способ санации предприятия;
б) при продаже предприятия у него появляется новый собственник. Предполагается, что собственник, используя предприятие, освобожденное от основного долга, сможет вполне успешно заниматься предпринимательской деятельностью.
Следовательно, решение проблем предприятия неплатежеспособного должника предполагается за счет более эффективного управления новым собственником, способным вложить в функционирующее производство необходимые инвестиции. Именно такое толкование ст. 86 Закона 1998 г. представлено в постатейном комментарии (Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)").

Законодатель не уточняет, может ли быть продано предприятие в том случае, если оно является единственным имущественным комплексом юридического лица - должника, поскольку в этом случае продажа предприятия может повлечь последующую ликвидацию должника, оказавшегося без какого-либо имущества. Представляется, что ст. 110 ФЗ о банкротстве не может быть истолкована так, что продажа предприятия допустима только в тех случаях, когда должник обладает на праве собственности не единственным предприятием, а несколькими.
По мнению М.В. Телюкиной, при продаже предприятия в стадии внешнего управления возникает также проблема возможности отчуждения части имущественного комплекса, особенно в тех случаях, когда юридическое лицо в силу наличия у него общей правоспособности занимается одновременно несколькими видами предпринимательской деятельности и по этой причине имеет несколько имущественных комплексов.

Итак, законодатель допускает продажу единственного предприятия должника. У должника может находиться на праве собственности несколько имущественных комплексов, которые отчуждаются как отдельные предприятия. По смыслу ст. 110 ФЗ о банкротстве возможна продажа как всех, так и одного из нескольких предприятий неплатежеспособного должника, допускаемая при транслируемой санации. Необходимо отметить, что продажа каждого предприятия производится как продажа единого имущественного комплекса, в который включаются все виды имущества (п. 3 ст. 110 Закона).
Денежные средства, вырученные от продажи предприятия, включаются в состав имущества должника (абз. 11 п. 19 ст. 110 Закона). При наличии достаточных средств для удовлетворения требований кредиторов за счет проданного имущественного комплекса возможно сохранение должника - юридического лица, если он способен функционировать, и прекращение производства по делу о несостоятельности. В противном случае внешний управляющий инициирует конкурсное производство, если с кредиторами не достигнуто мировое соглашение.
Закон о банкротстве довольно противоречиво регулировал продажу как предприятия, так и его части. С одной стороны, из содержания п. 3 ст. 110 Закона, в котором определяется предмет продажи, указывается, что отчуждению подлежит все имущество, предназначенное для осуществления предпринимательской деятельности, из чего необходимо сделать вывод о том, что продажа предприятия по частям невозможна, оно должно быть продано как единый имущественный комплекс, что свидетельствует о цели санации предприятия, о возможности его дальнейшего функционирования. С другой стороны, в п. 1 ст. 110 Закона (в редакции, действовавшей до 30 декабря 2008 г.) указывалось на возможность продажи части предприятия, когда в качестве объекта продажи называются филиалы и иные структурные подразделения (скорее - имущество структурных подразделений, т.е. частей предприятия). В действующей редакции имущество филиалов и структурных подразделений отчуждению не подлежит. Очевидно, законодатель, допустив транслируемую санацию, установил запрет на отчуждение предприятия по частям, что представляется оправданным для такой модели санации.
Законодатель особо обращал внимание на возможность дальнейшего использования именно действующего предприятия, на продажу предприятия "на ходу", представляющего большую ценность, нежели обычный имущественный комплекс, когда устанавливал правило о сохранении трудовых договоров с работниками, о передаче прав и обязанностей работодателя к покупателю предприятия (абз. 3 п. 3 ст. 110 Закона, в ред. от 30 декабря 2008 г.). Аналогичная норма сохранена при замещении активов (п. 4 ст. 115 Закона). В связи с этим особую актуальность приобретает проблема трудового коллектива предприятия.
Понятие "предприятие" используется в экономической теории и в юриспруденции. Г.Ф. Шершеневич разграничивал понятие "предприятие" в экономическом и юридическом смысле. По мнению Шершеневича Г.Ф., "...в экономическом отношении предприниматель входит в состав торгового предприятия как один из его элементов. С юридической же стороны торговое предприятие объективируется, и предприниматель оказывается как субъект того особого имущества, которое называется торговым предприятием, вне этого последнего". В числе людского субстрата предприятия как самостоятельного менового хозяйства Г.Ф. Шершеневич называет и его работников . Такое представление о предприятии является вполне оправданным, поскольку с точки зрения гражданского права предприятие суть объект права, в который невозможно включить его работников. С экономической же точки зрения имущественный и личный компоненты предприятия составляют его единство.

И хотя в гражданском законодательстве в состав предприятия трудовой коллектив не включается, в литературе все же высказываются различные взгляды на возможность включения трудового коллектива в состав предприятия.

Обратимся к проблеме продолжения хозяйственной деятельности должника, над имуществом которого введена процедура внешнего управления, если у него отчужден единственный имущественный комплекс.
На наш взгляд, продолжение функционирования юридического лица не всегда представляется возможным вследствие утраты необходимого имущества. А в некоторых случаях невозможно избежать и ликвидации коммерческих юридических лиц, для которых в законодательстве установлено требование о минимальном размере уставного капитала. Так, для акционерных обществ уменьшение стоимости чистых активов менее определенного законом минимального размера уставного капитала влечет его ликвидацию на основании п. 4 ст. 99 ГК РФ, п. 5 и 6 ст. 35 ФЗ "Об акционерных обществах" (Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская независимая вещательная корпорация"); для обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью установлены аналогичные правила п. 4 ст. 90 ГК РФ, абз. 2 п. 3 ст. 20 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 95 ГК РФ. Однако иначе в ГК РФ регулируются последствия для полных и коммандитных товариществ. Поскольку в ГК РФ не установлен минимальный размер складочного капитала, постольку его учредители (участники) солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам всем принадлежащим им имуществом. Ликвидация полного и коммандитного товарищества вследствие уменьшения чистых активов до определенного законом предела не предусмотрена, хотя она возможна по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 76 ГК РФ, в том числе в связи с признанием одного из полных товарищей несостоятельным (банкротом) либо введением над его имуществом процедур несостоятельности санационного типа (В п. 1 ст. 76 ГК РФ использовано понятие "реорганизационные процедуры" из Закона "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" 1992 г., в действующем Законе "О несостоятельности (банкротстве)" им соответствуют процедуры финансового оздоровления и внешнего управления).

Минимальный размер паевого фонда не установлен в гражданском законодательстве ни для производственных, ни для потребительских кооперативов, поэтому они также не подлежат ликвидации в принудительном порядке вследствие уменьшения чистых активов.
Для государственных и муниципальных унитарных предприятий минимальный размер уставного фонда определен п. 3 ст. 12 ФЗ от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях". Однако в Законе отсутствуют основания для ликвидации государственных и муниципальных унитарных предприятий в случае уменьшения их имущества ниже установленного законом предела.

Для государственной корпорации в гражданском законодательстве также используется понятие уставного капитала, формируемого за счет части имущества и гарантирующего интересы кредиторов (ст. 7.1 ФЗ от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях").

Основанием ликвидации может быть и признанная судом несостоятельность юридических лиц, если имеются ее признаки.
Во-вторых, иная модель санации предполагает санацию самого должника и одновременно его предприятий (предприятия).
В этом случае отчуждению подлежит, на наш взгляд, одно из предприятий должника, средства от продажи которого послужат для расчетов с кредиторами. Продажу предприятия должника (очевидно, единственного) вполне оправданно рассматривают как меру, применяемую в конкурсном производстве.

По своей сути она напоминает процедуру добровольного урегулирования долгов компании (company voluntary arrangement), которая предусмотрена законодательством Англии для компаний, когда уже открыто конкурсное производство. Однако российский законодатель для этой модели предусматривает сохранение юридического лица, а это означает, что указанная мера не вписывается в процедуру конкурсного производства, поскольку единственным правовым последствием введения конкурсного производства является ликвидация несостоятельного должника - юридического лица.

Продажа предприятия должника на стадии внешнего управления отличается некоторыми особенностями по сравнению с куплей-продажей предприятия, регулируемой нормами гл. 30 ГК РФ, хотя и следует отметить, что в части, не урегулированной ст. 110 Закона о банкротстве, применяются общие положения купли-продажи предприятий из ГК РФ.
Итак, объектом продажи может быть предприятие как имущественный комплекс (п. 1 ст. 110 Закона). Иначе в этой модели санации следует относиться к продаже части предприятия. В гражданском праве часть предприятия рассматривается как самостоятельный объект: в п. 2 ст. 132 ГК РФ часть предприятия указана в качестве объекта купли-продажи. Из смысла ст. 110 ФЗ о банкротстве не вполне ясно, могут ли применяться эти положения ГК РФ для правоотношений при купле-продаже предприятий неплатежеспособного или несостоятельного субъекта. В п. 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя" указывается на возможность продажи предприятия как единого объекта, если предмет залога входит в состав предприятия. Можно ли в таком случае продать предмет залога как часть предприятия? Представляется, что для этой модели санации вполне допустима продажа и части предприятия.

Законом предписан способ продажи предприятия - открытые торги. Указанная норма является императивной, поскольку п. 4 ст. 110 Закона о банкротстве установлено, что закрытые торги применяются для имущества, ограниченного в обороте.
Заключение договора купли-продажи производится на торгах в форме аукциона с повышением цены или в форме конкурса.
Цена предприятия устанавливается органами юридического лица и сообществом кредиторов (собранием или комитетом).
В состав имущества, подлежащего отчуждению, в соответствии с п. 3 ст. 110 Закона входят все виды имущества, предназначенного для осуществления предпринимательской деятельности. Как и при транслируемой санации, в состав имущественного комплекса не включаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до подачи заявления в арбитражный суд о признании должника несостоятельным. По мнению авторов Комментария к Закону о банкротстве, в состав обязательств должника включаются не только денежные, но и иные обязательства, которые переходят к покупателю предприятия. В состав предприятия согласно п. 3 ст. 110 Закона "О несостоятельности (банкротстве)" включаются:

1) недвижимые вещи - земельные участки, здания, строения, сооружения; движимые вещи - оборудование, инвентарь, сырье, продукция;
2) права требования;
3) права на средства индивидуализации должника и его продукции (работ, услуг) (коммерческое обозначение предприятия, товарные знаки, знаки обслуживания), другие принадлежащие должнику исключительные права, за исключением прав и обязанностей, которые не могут быть переданы другим лицам.
Дискуссионным является вопрос о возможности включения в состав предприятия клиентелы.
Этот феномен недостаточно исследован в юридической литературе. Прежде всего не определена его сущность. Так, Г.Ф. Шершеневич писал о том, что не существует права на клиентелу: "...это не более как фактическое отношение, имеющее, может быть, огромную ценность, составляющее, возможно, то именно, из-за чего приобретается предприятие, но все же это только факт, а не право" (см.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 170). Действующее гражданское законодательство не включает в состав предприятия клиентелу. Она не может быть обозначена в качестве права, подлежащего имущественной оценке.

П.П. Цитович считал, что в состав торгового имущества может быть включена деловая репутация, или "кредит вывески", "...который сохраняет и расширяет круг клиентов (dientele, achalandage, Kundschaft, awenitori)...", однако не подлежит никакой объективной оценке, "...не входит ни в экономический, ни в юридический состав торгового имущества... может быть оценен... лишь как возможность, как шанс успешности хода торговли...".

Право на деловую репутацию относится к числу неимущественных прав юридического лица.
В связи с введением в действие части четвертой ГК РФ существенно изменилось правовое регулирование отчуждения исключительных прав, принадлежащих юридическому лицу. Прежде всего, внесены изменения в состав предприятия как имущественного комплекса: из него исключено право на фирменное наименование, которое служит средством индивидуализации юридического лица, а не предприятия, появилось право на коммерческое обозначение, которое служит средством индивидуализации предприятия (подпункт 11 ст. 17 ФЗ от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"). Следовательно, фирменное наименование не может быть составной частью предприятия как имущественного комплекса и не подлежит отчуждению. Законодатель вводит запрет на распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (п. 2 ст. 1474 ГК РФ), с 1 января 2008 г. право на фирменное наименование не может быть передано по договору купли-продажи, коммерческой концессии. В состав предприятия как имущественного комплекса при его продаже входят исключительные права на средства индивидуализации предприятия (коммерческое обозначение), производимой им продукции, работ или услуг (товарный знак и знак обслуживания), а также принадлежащие ему на основании лицензионных договоров права использования таких средств индивидуализации (п. 2 ст. 559 ГК РФ). Следует отметить, что законодатель вполне оправданно исключил фирменное наименование из имущественного комплекса предприятия, поскольку при продаже предприятия, сопровождающейся ликвидацией юридического лица, как это возможно в процедурах несостоятельности (банкротства), возможность перехода фирменного наименования к другому юридическому лицу в ранее действовавшем законодательстве представлялось ошибочным решением.

Наряду с продажей предприятия как имущественного комплекса закон предусматривает и возможность продажи части имущества должника.
В этом случае заключается договор купли-продажи движимого или недвижимого имущества по правилам ст. 111 ФЗ о банкротстве, в субсидиарном порядке применяются положения гл. 30 ГК РФ, поскольку соотношение норм Закона о банкротстве и гл. 30 ГК РФ следует рассматривать как соотношение специальных и общих норм.



Источник: http://mosuruslugi.ru/articles/891/