Можно ли продать сданную в аренду землю

В.И. Ленин. ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ
СОДЕРЖАНИЕ тома 3



Пролетарии всех стран, соединяйтесь!





ЛЕНИН




ПОЛНОЕ
СОБРАНИЕ
СОЧИНЕНИЙ




3


ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА· 1971


ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ТОМ

3

РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА· 1971


3K2

1-1-2 71


VII

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящий том содержит произведение В. И. Ленина «Развитие капитализма в России», написанное им в 1896-1899 годах и изданное отдельной книгой в 1899 году. В том включается также статья Ленина «Некритическая критика», напечатанная в мае - июне 1900 года, явившаяся ответом на рецензию одного из «легальных марксистов» на эту книгу.

Перед русскими марксистами в тот период встала задача глубокого изучения экономики России. Это было необходимо для окончательного идейного разгрома народничества и определения перспектив революционной борьбы рабочего класса, задач российской социал-демократии. Теоретическая работа русских марксистов, писал Ленин, должна направиться на конкретное изучение всех форм экономического антагонизма в России, должна «дать цельную картину нашей действительности, как определенной системы производственных отношений, показать необходимость эксплуатации и экспроприации трудящихся при этой системе, показать тот выход из этих порядков, на который указывает экономическое развитие» (см. Сочинения, 5 изд., том 1, стр. 307).

Это научное исследование и было осуществлено Лениным в книге «Развитие капитализма в России», которая явилась завершением ленинских работ 90-х годов, направленных против либеральных народников и


VIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

«легальных марксистов», на разработку программных положений революционного марксизма и их применение в конкретных условиях России. Ленин считал, что программа марксистской рабочей партии должна содержать характеристику основных черт экономического строя России, оценку основных классовых сил, определение основной цели и текущих задач революционной борьбы пролетариата. Ленинский труд «Развитие капитализма в России» вместе с другими произведениями Ленина создал теоретическую основу для выработки программы, стратегии и тактики большевизма.

Вопрос «о судьбах капитализма в России», вокруг которого разгорелась тогда борьба между революционными марксистами, с одной стороны, и либеральными народниками и «легальными марксистами», с другой стороны, был важнейшим вопросом теории и практики революционной борьбы. Это был вопрос о том, какой класс призван и может осуществить коренное переустройство общества, на какой класс должны ориентироваться революционеры. Это был вопрос о перспективах развития России, о судьбах революции и условиях ее победы в нашей стране. Ленин поставил эти вопросы в центре своего исследования. Вместо академических споров «о рынках для русского капитализма», какие вели между собой народники и «легальные марксисты», Ленин посвятил свой труд марксистскому анализу общественно-экономического строя и классовой структуры России, обоснованию руководящей роли пролетариата в предстоящей революции. Ленинская работа «Развитие капитализма в России» является замечательным образцом единства революционной теории и практики, соединения научного социализма с рабочим движением, использования теории в качестве оружия революционной практики.

В теоретическом введении Ленин разъясняет и развивает основные положения марксистской политэкономии об общественном разделении труда, простом товарном хозяйстве и неизбежном превращении его


IX
ПРЕДИСЛОВИЕ

в капиталистическое, о создании внутреннего рынка самим развивающимся капитализмом. В борьбе с народническими воззрениями Ленин защищает и обогащает марксистскую теорию капиталистического воспроизводства и кризисов, подчеркивает противоречия капиталистического накопления, реализации общественного продукта, антагонизма между расширением капиталистического производства и ограниченным потреблением вследствие растущего обнищания трудящихся. Раскрывая действительный смысл марксистской теории капиталистической экономики, Ленин указывает, что противоречия капитализма объясняют условия и причины его гибели, революционной замены новым, прогрессивным строем - социализмом. В последних главах книги Ленин на громадном и всестороннем фактическом материале исследует конкретное проявление в российской действительности общих экономических законов развития капиталистического общества.

Анализ развития капитализма в России Ленин начинает с характеристики капиталистической эволюции сельского хозяйства и разложения крестьянства. На основе огромного фактического материала Ленин неопровержимо доказал, что общественно-экономические отношения в русской деревне после реформы 1861 года характеризовались наличием и развитием тех противоречий, которые свойственны товарному хозяйству и капитализму. Эти противоречия показывали, что «строй экономических отношений в «общинной» деревне отнюдь не представляет из себя особого уклада («народного производства» и т. п.)», как утверждали народники, а представляет «обыкновенный мелкобуржуазный уклад». Ленин показал, что крестьянство не только дифференцируется, «оно совершенно разрушается, перестает существовать, вытесняемое совершенно новыми типами сельского населения, - типами, которые являются базисом общества с господствующим товарным хозяйством и капиталистическим производством. Эти типы - сельская буржуазия (преимущественно мелкая)


X
ПРЕДИСЛОВИЕ

и сельский пролетариат, класс товаропроизводителей в земледелии и класс сельскохозяйственных наемных рабочих» (см. настоящий том, стр. 165, 166).

В работе «Развитие капитализма в России» Ленин дал глубокий анализ общественно-экономического строя помещичьего хозяйства и обрисовал характер эволюции его в пореформенную эпоху. Ленин показал, что в помещичьем хозяйстве сочетались тогда отработочная и капиталистическая системы хозяйства, что отработочная система - прямой пережиток барщинного хозяйства, которое господствовало при крепостном строе. С развитием товарного хозяйства и разложением крестьянства отработочная система постепенно вытеснялась капиталистической системой помещичьего хозяйства. Разоблачая идеализацию либеральными народниками отработочной системы и других пережитков крепостничества, Ленин убедительно доказал, что остатки крепостничества (отработки и барщина в пользу помещика за различные «отрезки» земли, круговая порука, высокие подати, отсутствие свободы распоряжения крестьянской землей, свободы передвижения и переселения крестьянства, гражданская неполноправность и т. д.) тяжелым гнетом ложились на крестьянство царской России.

Кроме помещичьей эксплуатации трудящееся крестьянство было задавлено кулацкой кабалой, грабежом со стороны торгового и ростовщического капитала, который играл громадную роль в пореформенной деревне. Ленин раскрыл глубокий антагонизм между крестьянством и помещиками, а внутри крестьянства - антагонизм между сельской буржуазией и сельским пролетариатом.

В работе «Развитие капитализма в России» показывается огромный рост торгового земледелия в пореформенный период, вскрываются особенности развития товарного производства и капитализма в сельском хозяйстве, выявляется прогрессивность капитализма в земледелии по сравнению с пережитками феодализма, а также по сравнению с мелким производством. Ленин


XI
ПРЕДИСЛОВИЕ

нанес сокрушительный удар буржуазной теории «устойчивости» мелкого крестьянского хозяйства. Он показал, что и в сельском хозяйстве крупное капиталистическое производство продуктивнее мелкого и неизбежно вытесняет его, что мелкое крестьянское хозяйство держится лишь расхищением труда и жизненных сил земледельца, расхищением производительных сил земли. Вскрывая безнадежность и безвыходность положения трудящегося крестьянства при капитализме, Ленин доказал, что мелким крестьянам нет спасения вне присоединения к революционному движению пролетариата, вне революционной борьбы вместе с пролетариатом против всего капиталистического строя.

В книге «Развитие капитализма в России» впервые дан марксистский анализ стадий и форм эволюции капитализма в промышленности пореформенной России. Ленин детально рассматривает три главные стадии развития капитализма в русской промышленности: мелкое товарное производство (мелкие, преимущественно крестьянские, промыслы) - капиталистическая мануфактура - фабрика (крупная машинная индустрия) в их неразрывной связи, показывает закономерное превращение мелкого товарного производства в капиталистическое, в мануфактуру, и перерастание последней в фабрику, в крупную машинную индустрию. При этом исследуется связь каждой из этих форм промышленности с сельским хозяйством.

На основе тщательного анализа обширного фактического материала Ленин выявляет параллелизм в разложении мелких производителей в земледелии и промыслах, вскрывает ожесточенную конкуренцию среди «кустарей», исследует процесс образования отдельными товаропроизводителями сравнительно крупных мастерских, развитие из раздробленного мелкого производства капиталистической простой кооперации. Ленин показывает, как мастерские со значительным числом рабочих вводят постепенно разделение труда и таким образом капиталистическая простая кооперация перерастает в капиталистическую мануфактуру. Ленин впервые


XII
ПРЕДИСЛОВИЕ

дал марксистскую характеристику целого ряда кустарных промыслов как мануфактурной стадии русского капитализма. Мануфактура, указывает Ленин, является промежуточным звеном между ремеслом и мелким товарным производством с примитивными формами капитала, с одной стороны, и между крупной машинной индустрией (фабрикой), с другой стороны.

Ленин подробно и всесторонне исследует развитие крупной машинной индустрии в России. Он характеризует крупную машинную (фабричную) индустрию как высшую ступень капитализма в промышленности, основной и существенный признак которой состоит в употреблении для производства системы машин. Переход от мануфактуры к фабрике, указывает Ленин, знаменует полный технический переворот, за которым неизбежно идет крутая ломка общественных отношений производства, окончательный раскол между различными группами участвующих в производстве лиц, обострение и расширение глубоких противоречий капитализма, а вместе с тем и массовое обобществление труда капитализмом, т. е. подготовку материальных условий для перехода к социализму. «Крупная машинная индустрия является, таким образом, последним словом капитализма, последним словом его отрицательных и «положительных моментов»» (стр. 455).

Ленин подчеркивает растущую концентрацию производства в русской промышленности. Уже в 1890 г. 71,1% общего числа всех фабрично-заводских рабочих было занято на крупных фабриках и заводах (с числом рабочих 100 и более человек). В 1894- 1895 гг. крупные предприятия составляли 10,1% всех фабрик и заводов и сосредоточивали 74% всех фабрично-заводских рабочих и свыше 70% суммы производства. В 1903 г. крупные фабрики, имевшие свыше 100 рабочих, составляли в Европейской России 17% всего числа фабрик и заводов и сосредоточивали 76,6% всего числа фабрично-заводских рабочих. Ленин особо отмечает, что русские большие фабрики были крупнее


ХIII
ПРЕДИСЛОВИЕ

германских. Сосредоточение все большей части рабочих на крупных фабриках и заводах, в больших городах и промышленных центрах способствовало сплочению и организации рабочего класса, увеличивало его силу и политическую роль в жизни страны, ее дальнейших судьбах.

В итоге исследования Ленин показал, что «Россия сохи и цепа, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала быстро превращаться в Россию плуга и молотилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка» (стр. 597-598). Вместе с тем Россия, несмотря на развитие в ней капитализма, оставалась страной по преимуществу аграрной, отсталой в технико-экономическом отношении по сравнению с передовыми капиталистическими странами. Многочисленные остатки и пережитки крепостничества являлись главной причиной этого отставания, они тормозили развитие производительных сил страны, тяжелым гнетом лежали на народных массах.

Отмечая прогрессивный характер капитализма в сравнении с феодализмом, помещичьим строем и мелким производством, Ленин в то же время дал яркую характеристику глубоких противоречий и язв капиталистического строя. Произведение Ленина «Развитие капитализма в России» - это гневный обвинительный акт против царизма и русского капитализма.

Книга Ленина явилась не только завершением идейного разгрома народничества, но и разгромом «легальных марксистов». Ленин показал, что «легальные марксисты» являются апологетами капитала, врагами революционного марксизма.

«Легальные марксисты» встретили ленинский труд «Развитие капитализма в России» враждебной критикой. Ленин ответил на эти выпады статьей «Некритическая критика», которая была опубликована в журнале «Научное Обозрение». В этой статье Ленин указывает на необходимость резко размежеваться с людьми, которые, прикрываясь маской «марксистов», извращают революционный марксизм. С особой силой


XIV
ПРЕДИСЛОВИЕ

подчеркнул Ленин задачи дальнейшего развития коренных положений марксизма на основе обобщения опыта классовой борьбы пролетариата в новых условиях.

В противоположность представителям «легального марксизма», которые всячески прикрашивали капитализм и превозносили буржуазию, Ленин подчеркивал, что капитализм представляет собой исторически преходящий строй, что его историческая роль заключается в создании материальных предпосылок и субъективных факторов пролетарской революции, перехода к социализму.

В своей работе «Развитие капитализма в России» Ленин дал ясную и четкую характеристику экономики и классовой структуры страны конца XIX столетия. Он вскрыл глубокую экономическую основу классовой борьбы и расстановки классовых сил накануне первой русской революции. Книга Ленина давала ответ на вопрос о характере грядущей революции и ее движущих силах, о роли в ней различных классов.

В своей работе Ленин дал политико-экономическое обоснование руководящей роли пролетариата в революции и доказал, что его сила в историческом развитии России неизмеримо больше, чем его численность в общей массе населения. Это целиком подтвердила в дальнейшем история трех революций. Тем самым Ленин нанес сокрушительный удар по догме оппортунистов в международном рабочем движении, согласно которой пролетариат не может и не должен бороться за власть и социализм, пока он не составляет большинства населения в стране.

Ленин показал экономическую основу двойственного положения и двойственной роли крестьянства, вскрыл антагонизм собственнических и пролетарских тенденций внутри крестьянства, корни колебаний его между буржуазией и пролетариатом. Вместе с тем Ленин показал глубокие источники революционности трудового крестьянства и обосновал необходимость союза рабочего класса и крестьянства для борьбы против помещиков, царизма, буржуазии.


XV
ПРЕДИСЛОВИЕ

Эти положения марксизма, развитые и обоснованные в книге Ленина более полвека назад, имеют и в настоящее время актуальное значение. Гениальные ленинские указания о гегемонии пролетариата, о союзе рабочих и крестьян являются руководящим началом в борьбе народов за демократию, национальное освобождение, за социализм.

Общий вывод, вытекающий из глубокого политико-экономического анализа, данного Лениным в «Развитии капитализма в России», состоял в том, что в России назревает великая народная революция, во главе которой стоит пролетариат, имеющий мощного союзника - многомиллионное крестьянство; эта революция не может ограничиться свержением царизма - пролетариат пойдет дальше, к свержению капитализма, к победе социализма.

Ленинский труд «Развитие капитализма в России» вышел в свет через пять лет после опубликования Энгельсом третьего тома «Капитала» Маркса и явился непосредственным продолжением гениального труда Маркса. В предисловии к третьему тому «Капитала» Энгельс указывает, что Маркс долго и тщательно изучал в подлинниках материалы об экономике пореформенной России. Он предполагал на примере России конкретизировать и развить дальше свое учение об эволюции капитализма в сельском хозяйстве. Россия с ее разнообразием форм землевладения и эксплуатации сельскохозяйственных производителей должна была в отделе земельной ренты играть такую же роль, какую играла Англия в первом томе «Капитала» при исследовании промышленного капитализма. Марксу не удалось осуществить этот план, указывает Энгельс. Этот план Маркса осуществил Ленин в книге «Развитие капитализма в России». Вместе с тем Ленин на основе исследования экономики России обогатил новыми положениями и другие разделы политической экономии капитализма, в особенности теорию возникновения и развития капиталистического способа производства, превращения простого товарного хозяйства в


XVI
ПРЕДИСЛОВИЕ

капиталистическое и своеобразия этого процесса в сельском хозяйстве, теорию воспроизводства и кризисов, обобществления труда с ростом концентрации производства.

Неоценимое значение имеет книга Ленина «Развитие капитализма в России» для народов капиталистических и колониальных стран. Всем своим содержанием она убедительно доказывает, что при господстве капитала народные массы обречены на эксплуатацию и нищету, что единственный путь освобождения от ярма помещиков и цепей империализма - это путь революции, путь социализма.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС



В. И. Ленин (фотопортрет)
1897


1

РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ ВНУТРЕННЕГО РЫНКА ДЛЯ КРУПНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ _1

Написано в 1896-1899 гг.

Впервые напечатано отдельной книгой в конце марта 1899 г.

Печатается по тексту второго издания книги 1908

2


Обложка первого издания книги В. И. Ленина «Развитие капитализма в России». - 1899 г.


5

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

В предлагаемой работе автор задался целью рассмотреть вопрос: как складывается внутренний рынок для русского капитализма? Известно, что вопрос этот поставлен уже давно главными представителями народнических воззрений (во главе их гг. В. В. и Н. -он), и наша задача будет состоять в критике этих воззрений. Мы не считали возможным ограничиться в этой критике разбором ошибок и неправильностей во взглядах противников; нам казалось недостаточным для ответа на поставленный вопрос привести факты, говорящие об образовании и росте внутреннего рынка, ибо могло бы являться возражение, что такие факты выбраны произвольно и опущены факты, говорящие против. Нам казалось необходимым рассмотреть и попытаться изобразить весь процесс развития капитализма в России в его целом. Само собою разумеется, что такая широкая задача была бы не под силу отдельному лицу, если бы не внести в нее ряд ограничений. Во-первых, как видно уже из заглавия, мы берем вопрос о развитии капитализма в России исключительно с точки зрения внутреннего рынка, оставляя в Стороне вопрос о внешнем рынке и данные о внешней торговле. Во-вторых, мы ограничиваемся одной пореформенной эпохой. В-третьих, мы берем главным образом и почти исключительно данные о внутренних чисто русских губерниях. В-четвертых, мы ограничиваемся исключительно одной экономической стороной процесса. Но и за


6
В. И. ЛЕНИН

всеми указанными ограничениями остающаяся тема чрезвычайно широка. Автор отнюдь не скрывает от себя трудности и даже опасности брать столь широкую тему, но ему казалось, что для разъяснения вопроса о внутреннем рынке для русского капитализма безусловно необходимо показать связь и взаимозависимость отдельных сторон того процесса, который происходит во всех областях общественного хозяйства. Мы ограничиваемся поэтому рассмотрением основных черт процесса, предоставляя дальнейшим исследованиям более специальное изучение его.

План нашей работы таков. В I главе мы рассмотрим, возможно более кратко, основные теоретические положения абстрактной политической экономии по вопросу о внутреннем рынке для капитализма. Это послужит как бы введением для остальной, фактической части сочинения и избавит от необходимости многократных ссылок на теорию в дальнейшем изложении. В трех следующих главах мы постараемся охарактеризовать капиталистическую эволюцию земледелия в пореформенной России, именно во II главе будут разобраны земско-статистические данные о разложении крестьянства, в III - данные о переходном состоянии помещичьего хозяйства, о смене барщинной системы этого хозяйства капиталистическою, и в IV - данные о тех формах, в которых происходит образование торгового и капиталистического земледелия. Три дальнейшие главы будут посвящены формам и стадиям развития капитализма в нашей промышленности: в V главе мы рассмотрим первые стадии капитализма в промышленности, именно в мелкой крестьянской (так наз. кустарной) промышленности; в VI главе - данные о капиталистической мануфактуре и о капиталистической работе на дому и в VII главе - данные о развитии крупной машинной индустрии. В последней (VIII) главе мы сделаем попытку указать связь между отдельными, изложенными выше, сторонами процесса и дать общую картину этого процесса.


7
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

P. S.2 К величайшему сожалению, мы не могли воспользоваться для настоящего сочинения тем замечательным анализом «развития сельского хозяйства в капиталистическом обществе», который дан К. Каутским в его книге: «Die Agrarfrage» (Stuttgart, Dietz, 1899; I. Abschn. «Die Entwicklung der Landwirtschaft in der kapitalistischen Gesellschaft» *) **.

Эта книга (полученная нами тогда, когда большая часть настоящего сочинения была уже набрана) представляет из себя самое замечательное, после 3-го тома «Капитала» _3, явление новейшей экономической литературы. Каутский исследует «основные тенденции» капиталистической эволюции земледелия, его задача - рассмотреть разнообразные явления в современном сельском хозяйстве, как «частные проявления одного общего процесса» (Vorrede ***, VI). Интересно отметить, до какой степени тождественны основные черты этого общего процесса в Западной Европе и в России, несмотря на громадные особенности последней как в экономическом, так и во внеэкономическом отношении. Напр., для капиталистического современного (moderne) земледелия вообще типично прогрессирующее разделение труда и употребление машин (Kautsky, IV, b, с), которое обращает на себя внимание и в пореформенной России (см. ниже, гл. III, § VII и VIII; гл. IV, особенно § IX). Процесс «пролетаризирования крестьянства» (заглавие VIII гл. книги Каутского) выражается повсюду в распространении всяческих видов наемной работы мелких крестьян (Kautsky, VIII, b); - параллельно этому мы наблюдаем в России образование громадного класса наемных рабочих с наделом (см. ниже, гл. II). Существование мелкого крестьянства во всяком капиталистическом обществе объясняется не техническим превосходством мелкого производства в земледелии, а тем, что мелкие крестьяне понижают свои потребности ниже уровня потребностей


* - «Аграрный вопрос» (Штутгарт, Дитц, 1899; I отдел: «Развитие сельского хозяйства в капиталистическом обществе»). Ред.

** Есть русский перевод. - Предисловие. Ред.


8
В. И. ЛЕНИН

наемных рабочих и надрываются над работой несравненно сильнее, чем эти последние (Kautsky, VI, b; «сельскохозяйственный наемный рабочий находится в лучшем положении, чем мелкий крестьянин», - говорит Каутский неоднократно: S.* 110, 317, 320); аналогичное явление наблюдается и в России (см. ниже, гл. II, § XI, В _4). Естественно поэтому, что западноевропейские и русские марксисты сходятся в оценке таких, напр., явлений, как «земледельческие отхожие промыслы», употребляя русское выражение, или «наемная земледельческая работа бродячих крестьян», как говорят немцы (Kautsky, S. 192. Ср. ниже, гл. Ill, § X); - или такого явления, как отход рабочих и крестьян из деревень в города и на фабрики (Kautsky, IX, е; S. 343 особенно; и много других. Ср. ниже, гл. VIII, § II); - перенесение крупной капиталистической промышленности в деревню (Kautsky, S. 187. Ср. ниже VII, § VIII). Мы уже не говорим об одинаковой оценке исторического значения земледельческого капитализма (Kautsky, passim **, особенно S. 289, 292, 298. Ср. ниже, гл. IV, § IX), об одинаковом признании прогрессивности капиталистических отношений в земледелии сравнительно с докапиталистическими [Kautsky, S. 382: «Вытеснение des Gesindes (лично зависимых батраков, челяди) и der Instleute («среднее между батраком и арендатором»: крестьянин, арендующий землю за отработки) поденщиками, которые вне работы - свободные люди, было бы большим социальным прогрессом». Ср. ниже, гл. IV, § IX, 41. Каутский категорически признает, что о переходе деревенской общины к общинному ведению крупного современного земледелия «нечего и думать» (S. 338), что те агрономы, которые требуют в Западной Европе укрепления и развития общины, - вовсе не социалисты, а представители интересов крупных землевладельцев, желающих привязать к себе рабочих сдачей им клочков земли (S. 334), что во всех европейских странах представители инте-


* - Seite - страница. Ред.

** - в разных местах. Ред.


9
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ресов землевладельцев желают привязать сельских рабочих посредством наделения их землей и пытаются уже вводить в законодательство соответствующие мероприятия (S. 162), что против всех попыток помочь мелкому крестьянству посредством насаждения кустарных промыслов (Hausindustrie) - этого худшего вида капиталистической эксплуатации - «следует бороться самым решительным образом» (S. 181). Мы считаем необходимым подчеркнуть полную солидарность воззрений западноевропейских и русских марксистов ввиду новейших попыток представителей народничества провести резкое различие между теми и другими (см. заявление г-на В. Воронцова 17 февраля 1899 г. в обществе для содействия русской промышленности и торговле, «Новое Время», 1899, № 8255 от 19 февраля) _5.



10


11

Обложка второго издания книги В. И. Ленина «Развитие капитализма в России» с собственноручной надписью автора. - 1908 г.


12


13

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ _6

Настоящее сочинение написано в период кануна русской революции, во время некоторого затишья, которое наступило после взрыва крупных стачек 1895- 1896 годов. Рабочее движение тогда как бы ушло в себя, распространяясь вширь и вглубь и подготовляя начало демонстрационного движения в 1901 году.

Тот анализ общественно-хозяйственного строя и, следовательно, классового строения России, который дан в настоящем сочинении на основании экономического исследования и критического разбора статистических сведений, подтверждается теперь открытым политическим выступлением всех классов в ходе революции. Вполне обнаружилась руководящая роль пролетариата. Обнаружилось и то, что его сила в историческом движении неизмеримо более, чем его доля в общей массе населения. Экономическая основа того и другого явления доказана в предлагаемой работе.

Далее, революция обнаруживает теперь все более и более двойственное положение и двойственную роль крестьянства. С одной стороны, громадные остатки барщинного хозяйства и всевозможные пережитки крепостного права при невиданном обнищании и разорении крестьянской бедноты вполне объясняют глубокие источники революционного крестьянского движения, глубокие корни революционности крестьянства, как массы. С другой стороны, и в ходе революции, и в характере разных политических партий, и во многих


14
В. И ЛЕНИН

идейно-политических течениях обнаруживается внутренне противоречивое классовое строение этой массы, ее мелкобуржуазность, антагонизм хозяйских и пролетарских тенденций внутри нее. Колебание обнищавшего хозяйчика между контрреволюционной буржуазией и революционным пролетариатом так же неизбежно, как неизбежно то явление во всяком капиталистическом обществе, что ничтожное меньшинство мелких производителей наживается, «выходит в люди», превращается в буржуа, а подавляющее большинство либо разоряется совсем и становится наемными рабочими или пауперами, либо живет вечно на границе пролетарского состояния. Экономическая основа обоих течений в крестьянстве доказана в предлагаемой работе.

На этой экономической основе революция в России неизбежно является, разумеется, буржуазной революцией. Это положение марксизма совершенно непреоборимо. Его никогда нельзя забывать. Его всегда необходимо применять ко всем экономическим и политическим вопросам русской революции.

Но его надо уметь применять. Конкретный анализ положения и интересов различных классов должен служить для определения точного значения этой истины в ее применении к тому или иному вопросу. Обратный же способ рассуждения, нередко встречающийся у социал-демократов правого крыла с Плехановым во главе их, - т. е. стремление искать ответов на конкретные вопросы в простом логическом развитии общей истины об основном характере нашей революции, есть опошление марксизма и сплошная насмешка над диалектическим материализмом. Про таких людей, которые выводят, напр., руководящую роль «буржуазии» в революции или необходимость поддержки либералов социалистами из общей истины о характере этой революции, Маркс повторил бы, вероятно, приведенную им однажды цитату из Гейне: «Я сеял драконов, а сбор жатвы дал мне блох» 7.

На данной экономической основе русской революции объективно возможны две основные линии ее развития и исхода:


15
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

Либо старое помещичье хозяйство, тысячами нитей связанное с крепостным правом, сохраняется, превращаясь медленно в чисто капиталистическое, «юнкерское» хозяйство. Основой окончательного перехода от отработков к капитализму является внутреннее преобразование крепостнического помещичьего хозяйства. Весь аграрный строй государства становится капиталистическим, надолго сохраняя черты крепостнические. Либо старое помещичье хозяйство ломает революция, разрушая все остатки крепостничества и крупное землевладение прежде всего. Основой окончательного перехода от отработков к капитализму является свободное развитие мелкого крестьянского хозяйства, получившего громадный импульс благодаря экспроприации помещичьих земель в пользу крестьянства. Весь аграрный строй становится капиталистическим, ибо разложение крестьянства идет тем быстрее, чем полнее уничтожены следы крепостничества. Иными словами: либо - сохранение главной массы помещичьего землевладения и главных устоев старой «надстройки»; отсюда - преобладающая роль либерально-монархического буржуа и помещика, быстрый переход на их сторону зажиточного крестьянства, понижение крестьянской массы, не только экспроприируемой в громадных размерах, но закабаляемой к тому же теми или иными кадетскими выкупами, забиваемой и отупляемой господством реакции; душеприказчиками такой буржуазной революции будут политики типа, близкого к октябристам 8. Либо - разрушение помещичьего землевладения и всех главных устоев соответствующей старой «надстройки»; преобладающая роль пролетариата и крестьянской массы при нейтрализации неустойчивой или контрреволюционной буржуазии; наиболее быстрое и свободное развитие производительных сил на капиталистической основе при наилучшем, какое только мыслимо вообще в обстановке товарного производства, положении рабочей и крестьянской массы; - отсюда создание наиболее благоприятных условий для дальнейшего осуществления рабочим классом его настоящей и коренной задачи социалистического


16
В. И ЛЕНИН

переустройства. Возможны, конечно, бесконечно разнообразные сочетания элементов того или иного типа капиталистической эволюции, и только безнадежные педанты могли бы решать возникающие при этом своеобразные и сложные вопросы посредством одних только цитаток из того или иного отзыва Маркса про другую историческую эпоху.

Предлагаемое читателю сочинение посвящено анализу предреволюционной экономики России. В революционную эпоху страна живет так быстро и порывисто, что определение крупных результатов экономической эволюции в разгар политической борьбы невозможно. Гг. Столыпины, с одной стороны, либералы, с другой (и вовсе не одни только кадеты a la* Струве, а все кадеты 9 вообще), работают систематически, упорно и последовательно над завершением революции по первому образцу. Государственный переворот 3 июня 1907 г., только что пережитый нами, знаменует победу контрреволюции, стремящейся обеспечить полное преобладание помещиков в так наз. российском народном представительстве 10. Но насколько прочна эта «победа», - вопрос иной, и борьба за второй исход революции продолжается. Более или менее решительно, более или менее последовательно, более или менее сознательно к этому исходу стремится не только пролетариат, но и широкие крестьянские массы. Непосредственная массовая борьба, как ни старается контрреволюция задушить ее прямым насилием, как ни стараются кадеты задушить ее своими подленькими и лицемерными контрреволюционными идейками, прорывается то здесь, то там, несмотря ни на что, и налагает свой отпечаток на политику «трудовых», народнических партий, хотя верхи мелкобуржуазных политиков несомненно заражены (особенно «народные социалисты»11 и трудовики 12) кадетским духом предательства, молчалинства13 и самодовольства умеренных и аккуратных мещан или чиновников.

Чем кончится эта борьба, каков будет окончательный итог первого натиска российской революции, - сейчас


* - вроде. Ред.


17
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

еще нельзя сказать. Поэтому не настало еще время (да и непосредственные партийные обязанности участника рабочего движения не оставляют досуга) для полной переработки настоящего сочинения *. Второе издание не может выйти из рамок характеристики предреволюционной экономики России. Автор вынужден был ограничиться просмотром и исправлением текста, а также самыми необходимыми дополнениями из новейшего статистического материала. Таковы данные последних конских переписей, статистики урожаев, итоги всероссийской переписи населения 1897 года, новые данные фабрично-заводской статистики и т. д.

Автор

Июль 1907 года.


* Возможно, что такая переработка потребует продолжения предлагаемой работы: первый том пришлось бы тогда ограничить анализом предреволюционной экономики России, второй том посвятить изучению итогов и результатов революции.


19

Титульный лист второго немецкого издания (1872 г.) первого тома «Капитала» К. Маркса, которым пользовался В. И. Ленин.


21

ГЛАВА I
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ ЭКОНОМИСТОВ-НАРОДНИКОВ 14

Рынок есть категория товарного хозяйства, которое в своем развитии превращается в капиталистическое хозяйство и только при этом последнем приобретает полное господство и всеобщую распространенность. Поэтому для разбора основных теоретических положений о внутреннем рынке мы должны исходить из простого товарного хозяйства и следить за постепенным превращением его в капиталистическое.

I. ОБЩЕСТВЕННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА

Основой товарного хозяйства является общественное разделение труда. Промышленность обрабатывающая отделяется от добывающей, и каждая из них подразделяется на мелкие виды и подвиды, производящие в форме товара особые продукты и обменивающие их со всеми другими производствами. Развитие товарного хозяйства ведет таким образом к увеличению числа отдельных и самостоятельных отраслей промышленности; тенденция этого развития состоит в том, чтобы превратить в особую отрасль промышленности производство не только каждого отдельного продукта, но даже каждой отдельной части продукта; - и не только производство продукта, но даже отдельные операции по приготовлению продукта к потреблению. При натуральном хозяйстве общество состояло из массы однородных хозяйственных единиц (патриархальных


22
В. И. ЛЕНИН

крестьянских семей, примитивных сельских общин, феодальных поместий), и каждая такая единица производила все виды хозяйственных работ, начиная от добывания разных видов сырья и кончая окончательной подготовкой их к потреблению. При товарном хозяйстве создаются разнородные хозяйственные единицы, увеличивается число отдельных отраслей хозяйства, уменьшается число хозяйств, производящих одну и ту же хозяйственную функцию. Этот прогрессивный рост общественного разделения труда и является основным моментом в процессе создания внутреннего рынка для капитализма. «... В товарном производстве и его абсолютной форме - капиталистическом производстве.., - говорит Маркс, - продукты лишь постольку являются товарами, т. е. полезностями, имеющими меновую стоимость, подлежащую реализации - превращению в деньги, - поскольку другие товары составляют эквивалент для них, поскольку другие продукты противополагаются им, как товары и как стоимости; другими словами, постольку, поскольку эти продукты производятся не как непосредственные средства существования для тех, кто произвел их, а как товары, как продукты, превращающиеся в потребительные стоимости лишь посредством превращения в меновую стоимость (деньги), посредством отчуждения. Рынок для этих товаров развивается вследствие общественного разделения труда; разделение производительных работ превращает их продукты взаимно в товары, в эквиваленты друг для друга, заставляя их служить один для другого рынком» («Das Kapital», III, 2, 177-178 *. Русск. пер. 526.15 Курсив наш, как и везде в цитатах, где не оговорено обратное).

Само собой разумеется, что указанное отделение промышленности обрабатывающей от добывающей, мануфактуры от земледелия, превращает и само земледелие в промышленность, т. е. в отрасль хозяйства, производящую товары. Тот процесс специализации, который отделяет один от другого различные виды обработки


* - «Капитал», т. Ill, ч. 2, стр. 177-178. Ред.


23
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

продуктов, создавая все большее и большее число отраслей промышленности, - проявляется и в земледелии, создавая специализирующиеся районы земледелия (и системы земледельческого хозяйства ), вызывая обмен не только между продуктами земледелия и промышленности, но и между различными продуктами сельского хозяйства. Эта специализация торгового (и капиталистического) земледелия проявляется во всех капиталистических странах, проявляется в международном разделении труда, проявляется и в пореформенной России, как мы покажем подробно ниже.

Итак, общественное разделение труда есть основа всего процесса развития товарного хозяйства и капитализма. Вполне естественно поэтому, что наши теоретики народничества, объявляя этот последний процесс результатом искусственных мер, результатом «уклонения с пути» и пр. и пр., старались затушевать факт общественного разделения труда в России или ослабить значение этого факта. Г-н В. В. в своей статье: «Разделение труда земледельческого и промышленного в России» («Вестник Европы», 1884, № 7) «отрицал» «господство в России принципа общественного разделения труда» (стр. 347), объявлял, что у нас общественное разделение труда «не выросло из глубины народной жизни, а пыталось втиснуться в нее со стороны» (стр. 338). Г-н Н. -он в своих «Очерках» рассуждал следующим образом об увеличении количества хлеба, поступающего в продажу: «Это явление могло бы означать, что произведенный хлеб распределяется равномернее по государству, что архангельский рыболов ест теперь самарский хлеб, а самарский земледелец приправляет свой обед архангельской рыбой. В действительности же ничего подобного не происходит»


* Так, напр., И. А. Стебут в своих «Основах полевой культуры» различает в земледелии системы хозяйства по главному рыночному продукту. Главных систем хозяйства три: 1) полеводственная (зерновая, по выражению г. А. Скворцова); 2) скотоводственная (главный рыночный продукт - продукты скотоводства) и 3) заводская (техническая, по выражению г. А. Скворцова); главный рыночный продукт - земледельческие продукты, подвергаемые технической переработке. См. А. Скворцов. «Влияние парового транспорта на сельское хозяйство». Варшава, 1890. Стр. 68 и след.


24
В. И. ЛЕНИН

(«Очерки нашего пореформенного общественного хозяйства». СПБ. 1893, стр. 37). Без всяких данных, вопреки общеизвестным фактам, здесь прямо декретируется отсутствие общественного разделения труда в России! Народническую теорию об «искусственности» капитализма в России и нельзя было построить иначе, как отрицая или объявляя «искусственной» самую основу всякого товарного хозяйства - общественное разделение труда.

II. РОСТ ПРОМЫШЛЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ НА СЧЕТ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОГО

Так как в эпоху, предшествующую товарному хозяйству, промышленность обрабатывающая соединена с добывающей, а во главе этой последней стоит земледелие, то развитие товарного хозяйства представляется отделением от земледелия одной отрасли промышленности за другой. Население страны с слаборазвитым (или вовсе неразвитым) товарным хозяйством представляется почти исключительно земледельческим; этого однако не следует понимать так, что население занимается только земледелием: это означает лишь, что население, занятое земледелием, само обрабатывает продукты земледелия, что обмен и разделение труда почти отсутствуют. Развитие товарного хо-зяиства означает, следовательно, ео ipso отделение все большей и большей части населения от земледелия, т. е. рост промышленного населения на счет земледельческого. «По самой своей природе капиталистический способ производства постоянно уменьшает земледельческое население сравнительно с неземледельческим, так как в промышленности (в узком смысле) возрастание постоянного капитала на счет переменного связано с абсолютным возрастанием переменного капитала, несмотря на его относительное уменьшение. Наоборот, в земледелии переменный капитал, требуемый для обработки данного участка земли, уменьшается абсолютно; следовательно, возрастание переменного капитала возможно лишь тогда,


* - тем самым. Ред.


25
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

когда подвергается обработке новая земля, а это опять-таки предполагает еще большее возрастание неземледельческого населения» («Das Kapital», III, 2, 177. Русск. пер., стр. 526) 16. Таким образом, нельзя себе представить капитализма без увеличения торгово-промышленного населения на счет земледельческого, и всякий знает, что это явление самым рельефным образом обнаруживается во всех капиталистических странах. Вряд ли есть надобность доказывать, что значение этого обстоятельства в вопросе о внутреннем рынке громадно, ибо оно связано неразрывно и с эволюцией промышленности и с эволюцией земледелия; образование промышленных центров, увеличение их числа и притяжение ими населения не может не оказывать самого глубокого влияния на весь строй деревни, не может не вызывать роста торгового и капиталистического земледелия. Тем знаменательнее тот факт, что представители народнической экономии совершенно игнорируют этот закон как в своих чисто теоретических рассуждениях, так и в рассуждениях о капитализме в России (об особенностях проявления этого закона в России мы будем подробно говорить ниже, в VIII главе). В теориях гг. В. В. и Н. -она о внутреннем рынке для капитализма опущена сущая мелочь: отвлечение населения от земледелия к промышленности и влияние этого факта на земледелие *.

III. РАЗОРЕНИЕ МЕЛКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ

До сих пор мы имели дело с простым товарным производством. Теперь мы переходим к капиталистическому производству, т. е. предполагаем, что вместо простых товаропроизводителей перед нами, с одной стороны, владелец средств производства, с другой - наемный рабочий, продавец рабочей силы. Превращение мелкого производителя в наемного рабочего предполагает потерю им средств производства - земли, орудий труда,


* На одинаковое отношение к вопросу о росте индустриального населения западноевропейских романтиков и русских народников мы указывали в статье: «К характеристике экономического романтизма. Сисмонди и наши отечественные сисмондисты». (См. Сочинения, 5 изд., том 2. Ред.)


26
В. И. ЛЕНИН

мастерской и пр. - т. е. его «обеднение», «разорение». Является воззрение, что это разорение «сокращает покупательную способность населения», «сокращает внутренний рынок» для капитализма (г. Н. -он, l. c.,* стр. 185. Тоже стр. 203, 275, 287, 339-340 и др. Та же точка зрения и у г. В. В. в большинстве его произведений). Мы не касаемся здесь фактических данных о ходе этого процесса в России, - в следующих главах мы подробно рассмотрим эти данные. В настоящее же время вопрос ставится чисто теоретически, т. е. о товарном производстве вообще при превращении его в капиталистическое. Указанные писатели ставят этот вопрос тоже теоретически, т. е. от одного факта разорения мелких производителей заключают к сокращению внутреннего рынка. Такое воззрение совершенно ошибочно, и объяснить его упорное переживание в нашей экономической литературе можно только романтическими предрассудками народничества (ср. указанную в примечании статью **). Забывают, что «освобождение» одной части производителей от средств производства необходимо предполагает переход этих последних в другие руки, превращение их в капитал; - предполагает, следовательно, что новые владельцы этих средств производства производят в виде товаров те продукты, которые раньше шли на потребление самого производителя, т. е. расширяют внутренний рынок; - что, расширяя свое производство, эти новые владельцы предъявляют спрос рынку на новые орудия, сырые материалы, на средства транспорта и пр., а также и на предметы потребления (обогащение этих новых владельцев естественно предполагает и рост их потребления). Забывают, что для рынка важно вовсе не благосостояние производителя, а наличность у него денежных средств; упадок благосостояния патриархального крестьянина, ведшего ранее преимущественно натуральное хозяйство, вполне совместим с увеличением в его руках количества денежных средств, ибо, чем дальше разоряется такой крестьянин, тем более вынужден


* - loco citato - в цитированном месте. Ред.

** Настоящий том, стр. 25. Ред.


27
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

он прибегать к продаже своей рабочей силы, тем большую часть своих (хотя бы и более скудных) средств существования он должен приобретать на рынке. «С освобождением части сельского населения (от земли) освобождаются также его прежние средства существования. Они обращаются теперь в вещественные элементы переменного капитала» (капитала, затрачиваемого на покупку рабочей силы) («Das Kapital», I, 776) 17. «Экспроприация и изгнание части сельского населения не только освобождает вместе с рабочими их жизненные средства и их рабочий материал для промышленного капиталиста, но и создает внутренний рынок» (ibid.*, 778) 18. Таким образом, с абстрактно-теоретической точки зрения, разорение мелких производителей в обществе развивающегося товарного хозяйства и капитализма означает как раз обратное тому, что хотят вывести из него гг. Н. -он и В. В., означает создание, а не сокращение внутреннего рынка. Если тот же самый г. Н. -он, объявляющий a priori **, что разорение русских мелких производителей означает сокращение внутреннего рынка, цитирует тем не менее приведенные сейчас обратные утверждения Маркса («Очерки», с. 71 и 114), то это доказывает только замечательную способность этого писателя побивать себя цитатами из «Капитала».

IV. НАРОДНИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ О НЕВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛИЗОВАТЬ СВЕРХСТОИМОСТЬ

Дальнейший вопрос в теории внутреннего рынка состоит в следующем. Известно, что стоимость продукта в капиталистическом производстве распадается на три следующие части: 1) первая возмещает постоянный капитал, т. е. ту стоимость, которая существовала и раньше в виде сырых и вспомогательных материалов, машин и орудий производства и т. п., и которая только воспроизводится в известной части готового продукта; 2) вторая часть возмещает переменный капитал, т. е.


* - ibidem - там же. Ред.

** - заранее. Ред.


28
В. И. ЛЕНИН

покрывает содержание рабочего, и, наконец, 3) третья часть составляет прибавочную стоимость, принадлежащую капиталисту. Принимается обыкновенно (мы излагаем этот вопрос в духе гг. Н. -она и В. В.), что реализация (т. е. нахождение соответственного эквивалента, сбыт на рынке) первых двух частей не представляет затруднения, ибо первая часть идет на производство, а вторая - на потребление рабочего класса. Но как реализуется 3-я часть - прибавочная стоимость? Не может же она быть потреблена целиком капиталистами! И наши экономисты приходят к выводу, что «выходом из затруднения» по реализации сверхстоимости 19 является «приобретение внешнего рынка» (Н. -он. «Очерки», отд. IT, § XV вообще и стр. 205 в особенности; В. В. «Излишек снабжения рынка товарами» в «Отечественных Записках» за 1883 г. и «Очерки теоретической экономии». СПБ. 1895 г., стр. 179 и след.). Необходимость внешнего рынка для капиталистической нации объясняется названными писателями тем, что капиталисты не могут иначе реализовать продуктов. Внутренний рынок в России сокращается вследствие разорения крестьянства и вследствие невозможности реализовать сверхстоимость без внешнего рынка, а внешний рынок недоступен для молодой страны, слишком поздно выступающей на путь капиталистического развития, - и вот беспочвенность и мертворожденность русского капитализма объявляются доказанными на основании одних априорных (и притом теоретически неверных) соображений!

Г-н Н. -он, рассуждая о реализации, видимо имел в виду учение Маркса об этом предмете (хотя он ни одним словом не упомянул о Марксе в этом месте своих «Очерков»), но абсолютно не понял его и извратил до неузнаваемости, как мы сейчас увидим. Поэтому и произошла такая курьезная вещь, что его взгляды совпали во всем существенном со взглядами г-на В. В., которого никак нельзя обвинить в «непонимании» теории, ибо было бы величайшей несправедливостью заподозрить его хотя в малейшем знакомстве с ней. Оба автора излагают свои учения так, как будто бы


29
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

они первые говорили об этом предмете, дойдя «своим умом» до известных решений; оба самым величественным образом игнорируют рассуждения старых экономистов по этому вопросу, и оба повторяют старые ошибки, обстоятельнейшим образом опровергнутые во II томе «Капитала» *. Оба автора сводят весь вопрос о реализации продукта к реализации сверхстоимости, воображая, очевидно, что реализация постоянного капитала не представляет затруднения. Это наивное воззрение заключает в себе самую глубокую ошибку, из которой вытекли все дальнейшие ошибки народнического учения о реализации. На самом деле, трудность вопроса при объяснении реализации состоит именно в объяснении реализации постоянного капитала. Для того, чтобы быть реализованным, постоянный капитал должен быть снова обращен на производство, а это осуществимо непосредственно лишь для того капитала, продукт которого состоит в средствах производства. Если же возмещающий постоянную часть капитала продукт состоит в предметах потребления, то непосредственное обращение его на производство невозможно, необходим обмен между тем подразделением общественной продукции, которое изготовляет средства производства, и тем, которое изготовляет предметы потребления. В этом именно пункте и заключается вся трудность вопроса, не замечаемая нашими экономистами. Г-н В. В. представляет дело вообще так, будто целью капиталистического производства было не накопление, а потребление, глубокомысленно рассуждая о том, что «в руки меньшинства поступает масса материальных предметов, превышающая потребительные способности организма» (sic! **) «в данный момент их развития» (l. c., 149), что «не скромность и воздержание


* Особенно поразительна при этом смелость г-на В. В., превосходящая всякие границы литературно допустимого. Изложивши свое учение и обнаружив полное незнакомство со вторым томом «Капитала», где трактуется именно о реализации, г. В. В. тут же, невступно 20, заявляет, что он «воспользовался для своих построений» именно теорией Маркса!! («Очерки теоретической экономии», очерк III. «Капиталистический закон (sic!?!) производства, распределения и потребления», стр. 162.)

** - так! Ред.


30
В. И. ЛЕНИН

фабрикантов служат причиной излишка продуктов, а ограниченность или недостаточная эластичность человеческого организма (! !), не успевающего расширять свои потребительные способности с той быстротой, с какой растет прибавочная стоимость» (ib., 161). Г-н Н. -он старается представить дело так, как будто он не считает потребление целью капиталистического производства, как будто он принимает во внимание роль и значение средств производства в вопросе о реализации, но на самом деле он совершенно не выяснил себе процесса обращения и воспроизводства всего общественного капитала, запутавшись в целом ряде противоречий. Мы не останавливаемся подробно на разборе всех этих противоречий (с. 203-205 «Очерков» г-на Н. -она) - это слишком неблагодарная задача (отчасти выполненная уже г. Булгаковым в его книге: «О рынках при капиталистическом производстве». М. 1897, стр. 237-245), да к тому же для доказательства приведенной сейчас оценки рассуждений г-на Н. -она достаточно разобрать его конечный вывод, именно, что внешний рынок является выходом из затруднения по реализации сверхстоимости. Этот вывод г-на Н. -она (в сущности простое повторение вывода г-на В. В.) показывает самым наглядным образом, что он совершенно не понял ни реализации продукта в капиталистическом обществе (т. е. теорию внутреннего рынка), ни роли внешнего рынка. В самом деле, есть ли хоть крупица здравого смысла в этом привлечении внешнего рынка к вопросу о «реализации»? Вопрос о реализации состоит в том, каким образом для каждой части капиталистического продукта по стоимости (постоянный капитал, переменный капитал и сверхстоимость) и по его материальной форме (средства производства, предметы потребления, в частности, предметы необходимости и предметы роскоши) найти


* Современному читателю не лишне напомнить, что г. Булгаков, а также цитируемые нередко ниже гг. Струве и Туган-Барановский старались быть марксистами в 1899 г. Теперь все они благополучно превратились из «критиков Маркса» в дюжинных буржуазных экономистов. (Примечание по 2-му изданию 21.)


31

Титульный лист немецкого издания (1885 г.) второго тома «Капитала» К. Маркса, которым пользовался В. И. Ленин.


33
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

замещающую ее на рынке другую часть продукта. Ясно, что внешняя торговля должна быть при этом абстрагирована, ибо привлечение ее ни на волос не подвигает вперед решения вопроса, а только отодвигает его, перенося вопрос с одной страны на несколько стран. Тот же самый г. Н. -он, который нашел во внешней торговле «выход из затруднения» по реализации сверхстоимости, рассуждает, например, о заработной плате таким образом: той частью годичного продукта, которую получают в виде заработной платы непосредственные производители - рабочие, «можно извлечь из обращения только такую часть средств существования, которая по стоимости равняется валовой сумме заработной платы» (203). Спрашивается, откуда знает наш экономист, что капиталисты данной страны произведут как раз столько и как раз такого качества средства существования, чтобы они могли быть реализованы заработной платой? Откуда знает он, что при этом можно обойтись без внешнего рынка? Очевидно, что знать этого он не может, что он просто устранил вопрос о внешнем рынке, ибо в рассуждении о реализации переменного капитала важно замещение одной части продукта другой и вовсе не важно, произойдет ли это замещение внутри одной или внутри двух стран. Однако по отношению к сверхстоимости он отступает от этой необходимой посылки и вместо решения вопроса просто уклоняется от вопроса, говоря о внешнем рынке. Сбыт продукта на внешнем рынке сам требует объяснения, т. е. нахождения эквивалента для сбываемой части продукта, нахождения другой части капиталистического продукта, способной заменить первую. Вот почему Маркс и говорит, что внешнего рынка, внешней торговли «совсем не надо принимать во внимание» при разборе вопроса о реализации, ибо «введение внешней торговли в анализ ежегодно воспроизводимой стоимости продукта может только запутать дело, не доставляя нового момента ни для самой задачи, ни для решения ее» («Das Kapital», ?, 469) 22. Гг. В. В. и ?. -он воображали, что они глубоко оценивали противоречия капитализма, указывая на затруднения по реализации


34
В. И. ЛЕНИН

сверхстоимости. На самом же деле они оценивали противоречия капитализма крайне поверхностно, ибо если говорить о «затруднениях» реализации, о возникающих отсюда кризисах и проч., то должно признать, что эти «затруднения» не только возможны, но и необходимы по отношению ко всем частям капиталистического продукта, а отнюдь не по отношению к одной сверхстоимости. Затруднения этого рода, зависящие от непропорциональности распределения различных отраслей производства, постоянно возникают не только при реализации сверхстоимости, но и при реализации переменного и постоянного капитала; не только при реализации продукта в предметах потребления, но также и в средствах производства. Без этого рода «затруднений» и кризисов вообще не может существовать капиталистическое производство, производство обособленных производителей на не известный им мировой рынок.

V. ВЗГЛЯДЫ А. СМИТА НА ПРОИЗВОДСТВО И ОБРАЩЕНИЕ ВСЕГО ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОДУКТА В КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ И КРИТИКА ЭТИХ ВЗГЛЯДОВ У МАРКСА

Для того, чтобы разобраться в учении о реализации, мы должны начать с Ад. Смита, который положил основание ошибочной теории по данному вопросу, царившей безраздельно в политической экономии до Маркса. А. Смит разделял цену товара только на две части: переменный капитал (заработная плата, по его терминологии) и сверхстоимость («прибыль» и «рента» у него не соединяются вместе, так что всего он считал собственно три части) *. Точно так же разделял он и всю совокупность товаров, весь годичный продукт общества на те же части и прямо относил их в «доход» двух классов общества: рабочих и капиталистов (предпринимателей и землевладельцев, у Смита) **.


* Adam Smith. «An Inquiry into the nature and causes of the wealth of nations», 4-e изд., 1801, vol. I, p. 75 (Адам Смит. «Исследование о природе и причинах богатства народов», 4-е изд., 1801, том I, стр. 75. Ред.). Книга I: «О причинах увеличения производительной силы труда и о естественном порядке распределения продукта труда между различными слоями народа», гл. 6: «О составных частях цены товаров». Русск. пер. Бибикова (СПБ. 1866), т. I, стр. 171.

** L. с, I, р. 78. Русск. пер., I, с. 174.


35
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

На чем же основано у него опущение третьей составной части стоимости - постоянного капитала? Ад. Смит не мог не видеть этой части, но он полагал, что она сводится тоже на заработную плату и сверхстоимость. Вот как он рассуждал об этом предмете: «В цене хлеба, например, одна часть оплачивает ренту землевладельца, другая - заработную плату или содержание работника и рабочего скота, употребленного на производство этого хлеба, и третья часть - прибыль фермера. Эти три части непосредственно или в последнем счете составляют, по-видимому, всю цену хлеба. Пожалуй, можно бы было думать, что необходима четвертая часть для возмещения капитала фермера или для возмещения изнашивания его рабочего скота и других орудий земледельческого хозяйства. Но следует принять во внимание, что цена всякого орудия в хозяйстве, например, рабочей лошади, сама состоит из тех же 3-х частей» (именно: ренты, прибыли и заработной платы). «Поэтому, хотя цена хлеба и оплачивает цену и содержание лошади, но тем не менее полная цена его разлагается, непосредственно или в конечном счете, на те же самые три части: ренту, заработную плату и прибыль» *. Маркс называет эту теорию Смита «изумительной». «Его доказательство состоит просто в повторении того же самого утверждения» (II, S. 366) 23. Смит «отсылает нас от Понтия к Пилату» (I. В., 2. Aufl., S. 612 **) 24. Говоря, что цена орудий хозяйства сама распадается на те же три части, Смит забывает добавить: и на цену тех средств производства, которые употреблены при изготовлении этих орудий. Ошибочное исключение постоянной части капитала из цены продукта стоит в связи у А. Смита (а равно и у последующих экономистов) с ошибочным пониманием накопления в капиталистическом хозяйстве, т. е. расширения производства, превращения сверхстоимости в капитал. А. Смит и здесь опускал постоянный капитал, полагая, что накопляемая, обращаемая в капитал часть сверхстоимости


* Ibid., ?. ?, p. 75-76. Русск. пер., I, с. 171.

** - I том, 2-ое издание, стр. 612. Ред.


36
В. И. ЛЕНИН

целиком потребляется производительными рабочими, т. е. целиком идет на заработную плату, тогда как на самом деле накопляемая часть сверхстоимости расходуется на постоянный капитал (орудия производства, сырые и вспомогательные материалы) плюс заработная плата. Критикуя это воззрение Смита (а также Рикардо, Милля и др.) в I томе «Капитала» (отд. VII, «Процесс накопления», гл. 22: «Превращение сверхстоимости в капитал», § 2. «Ошибочное понимание расширенного воспроизводства у политико-экономов»), Маркс замечал там: во II томе «будет показано, что догма А. Смита, унаследованная всеми его преемниками, помешала политической экономии понять даже самый элементарный механизм процесса общественного воспроизводства» (I, 612) 25. Ад. Смит виал в эту ошибку потому, что смешал стоимость продукта с вновь созданной стоимостью: последняя, действительно, распадается на переменный капитал и сверхстоимость, тогда как первая включает сверх того и постоянный капитал. Разоблачение этой ошибки дано было уже в анализе стоимости у Маркса, установившего различие между трудом абстрактным, создающим новую стоимость, и трудом конкретным, полезным, воспроизводящим раньше существовавшую стоимость в новой форме полезно-го продукта 26.

Разъяснение процесса воспроизводства и обращения всего общественного капитала особенно необходимо при разрешении вопроса о национальном доходе в капиталистическом обществе. Чрезвычайно интересно, что А. Смит, говоря об этом последнем вопросе, не мог уже удержаться на своей ошибочной теории, исключающей постоянный капитал из всего продукта страны. «Валовой доход (gross revenue) всех жителей большой страны обнимает весь годовой продукт их земли и их труда, а чистый доход (neat revenue) обнимает то, что остается за вычетом расходов на поддержание, во-первых, их основного капитала, во-вторых, их оборотного капитала, т. е. чистый доход обнимает то, что они могут, не затрагивая своего капитала, обратить в запас (stock) для непосредственного потребления, или израс-


37
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ходовать на средства существования, удобства или удовольствия» (A. Smith, кн. II. «О природе, накоплении и употреблении запаса», гл. II, vol. II, р. 18. Русск. пер., II, с. 21). Таким образом, из всего продукта страны А. Смит исключал капитал, утверждая, что он разложится на заработную плату, прибыль и ренту, т. е. на (чистые) доходы; но в валовой доход общества он включает капитал, отделяя его от предметов потребления (= чистый доход). На этом противоречии и ловит Маркс Ад. Смита: как же может быть капитал в доходе, если капитала не было в продукте? (Ср. «Das Kapital», II, S. 355 27.) Незаметно для самого себя Ад. Смит признает здесь три составные части стоимости всего продукта: не только переменный капитал и сверхстоимость, но также и постоянный капитал. В дальнейшем рассуждении Ад. Смит наталкивается и на другое важнейшее различие, которое имеет громадное значение в теории реализации. «Очевидно, - говорит он, - что все расходы на поддержание основного капитала должны быть исключены из чистого дохода общества. Ни материалы, необходимые для содержания в исправности полезных машин, промышленных орудий, полезных строений и пр., ни продукт труда, необходимого для превращения этих материалов в пригодную форму, никогда не могут составить части чистого дохода. Правда, цена этого труда может составить часть чистого дохода, так как занятые этим трудом рабочие могут обратить всю стоимость их заработной платы в запас непосредственного потребления». Но в других видах труда и «цена» (труда) «и продукт» (труда) «входят в этот запас непосредственного потребления: именно - цена труда входит в запас рабочих, а продукт - в запас других лиц» (A. Smith, ibid.). Здесь проглядывает сознание необходимости различать два вида труда: один - дающий предметы потребления, могущие войти в «чистый доход»; другой - дающий «полезные машины, промышленные орудия, строения и пр.», т. е. такие предметы, которые никогда не могут войти в личное потребление. Отсюда уже один шаг до признания того, что для объяснения реализации


38
В. И. ЛЕНИН

безусловно необходимо различать два вида потребления: личное и производительное (= обращение на производство). Исправление двух указанных ошибок Смита (опущение постоянного капитала из стоимости продукта и смешение личного и производительного потребления) и дало возможность Марксу построить его замечательную теорию реализации общественного продукта в капиталистическом обществе.

Что касается до других экономистов между Ад. Смитом и Марксом, то они все повторяли ошибку Ад. Смита и потому не сделали ни шага вперед. Какая путаница царит поэтому в учениях о доходе, об этом мы скажем еще ниже. В том споре, который вели насчет возможности общего товарного перепроизводства Рикардо, Сэй, Милль и др. - с одной стороны, и Мальтус, Сисмонди, Чомерс, Кирхман и др. - с другой стороны, обе стороны стояли на почве ошибочной теории Смита, и потому, по справедливому замечанию г. С. Булгакова, «при неверности исходных точек зрения и неверном формулировании самой проблемы, эти споры могли повести только к пустым и схоластическим словопрениям» (l. c., стр. 21. См. изложение этих словопрений у Туган-Барановского: «Промышленные кризисы и т. д.». СПБ. 1894, стр. 377-404).

VI. ТЕОРИЯ РЕАЛИЗАЦИИ МАРКСА

Из вышеизложенного следует уже само собой, что основные посылки, на которых построена теория Маркса, состоят в двух следующих положениях. Первое - что весь продукт капиталистической страны, подобно единичному продукту, состоит из трех следующих частей: 1) постоянный капитал, 2) переменный капитал, 3) сверхстоимость. Для того, кто знаком с анализом процесса производства капитала в I томе «Капитала» Маркса, это положение подразумевается само


* Напр., Рикардо утверждал: «Весь продукт почвы и труда каждой страны разделяется на три части: одна из них посвящается на задельную плату, другая на прибыль, третья на ренту» («Сочинения», перевод Зибера. СПБ. 1882, стр. 221).


39
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

собой. Второе положение, что необходимо различать два большие подразделения капиталистического производства, именно (I подразделение) производство средств производства - предметов, которые служат для производительного потребления, т. е. для обращения на производство, которые потребляются не людьми, а капиталом, и (II подразделение) производство предметов потребления, т. е. предметов, идущих на личное потребление. «В одном этом делении больше теоретического смысла, чем во всех предшествовавших словопрениях относительно теории рынков» (Булгаков, l. c., 27). Является вопрос, почему такое деление продуктов по их натуральной форме необходимо именно теперь, при анализе воспроизводства общественного капитала, тогда как анализ производства и воспроизводства индивидуального капитала обходился без такого разделения, оставляя совершенно в стороне вопрос о натуральной форме продукта. На каком основании можем мы вводить вопрос о натуральной форме продукта в теоретическое исследование капиталистического хозяйства, построенного всецело на меновой стоимости продукта? Дело в том, что при анализе производства индивидуального капитала вопрос о том, где и как будет продан продукт, где и как будут куплены предметы потребления рабочими и средства производства капиталистами, был отодвигаем, как ничего не дающий для этого анализа и не относящийся к нему. Там подлежал рассмотрению только вопрос о стоимости отдельных элементов производства и о результате производства. Теперь же вопрос состоит именно в том, откуда возьмут предметы своего потребления рабочие и капиталисты? откуда возьмут последние средства производства? каким образом произведенный продукт покроет все эти запросы и даст возможность расширить производство? Здесь мы имеем, следовательно, не только «возмещение стоимости, но и возмещение натуральной формы продукта» (Stoffersatz. - «Das Kapital», II, 389) 28, и потому безусловно необходимо различение продуктов, играющих совершенно разнородную роль в процессе общественного хозяйства.


40
В. И. ЛЕНИН

Раз приняты во внимание эти основные положения, - вопрос о реализации общественного продукта в капиталистическом обществе не представляет уже трудности. Предположим сначала простое воспроизводство, т. е. повторение процесса производства в прежних размерах, отсутствие накопления. Очевидно, что переменный капитал и сверхстоимость II подразделения (существующие в форме предметов потребления) реализуются личным потреблением рабочих и капиталистов этого подразделения (ибо простое воспроизводство предполагает, что вся прибавочная стоимость потребляется и ни одна часть ее не превращается в капитал). Далее, переменный капитал и сверхстоимость, существующие в форме средств производства (I подразделение), должны быть для реализации обменены на предметы потребления для капиталистов и рабочих, занятых изготовлением средств производства. С другой стороны, и постоянный капитал, существующий в форме предметов потребления (II подразделение), не может быть реализован иначе, как обменом на средства производства, для того, чтобы быть снова обращенным на производство в следующем году. Таким образом мы получаем обмен переменного капитала и сверхстоимости в средствах производства на постоянный капитал в предметах потребления: рабочие и капиталисты (в подразделении средств производства) получают таким образом средства существования, а капиталисты (в подразделении предметов потребления) сбывают свой продукт и получают постоянный капитал для нового производства. При условии простого воспроизводства эти обмениваемые части должны быть равны между собою: сумма переменного капитала и сверхстоимости в средствах производства должна быть равна постоянному капиталу в предметах потребления. Наоборот, если предположить воспроизводство в расширяющихся размерах, т. е. накопление, то первая величина должна быть больше второй, потому что должен быть налицо излишек средств производства для начала нового производства. Возвращаемся, однако, к простому воспроизводству. У нас осталась нереализованной еще одна


41
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

часть общественного продукта, именно постоянный капитал в средствах производства. Он реализуется отчасти обменом между капиталистами этого же подразделения (например, каменный уголь обменивается на железо, ибо каждый из этих продуктов служит необходимым материалом или орудием в производстве другого), а отчасти и непосредственным обращением на производство (например, каменный уголь, добытый для того, чтобы быть обращенным в этом же предприятии опять на добычу угля; зерно в сельском хозяйстве и т. п.). Что касается до накопления, то исходным пунктом его является, как мы видели, избыток средств производства (которые берутся из сверхстоимости капиталистов этого подразделения), требующий также превращения в капитал части сверхстоимости в предметах потребления. Детально рассматривать вопрос, каким образом это добавочное производство будет соединяться с простым воспроизводством, мы считаем излишним. В нашу задачу не входит специальное рассмотрение теории реализации, а для уяснения ошибки народников-экономистов и для возможности сделать известные теоретические выводы о внутреннем рынке достаточно и вышесказанного *.

По интересующему нас вопросу о внутреннем рынке главный вывод из теории реализации Маркса следующий: рост капиталистического производства, а, следовательно, и внутреннего рынка, идет не столько на счет предметов потребления, сколько на счет средств производства. Иначе: рост средств производства обгоняет рост предметов потребления. В самом деле, мы


* См. «Das Kapital», II. Band, III. Abschn. («Капитал», том II, отдел III 29. Ред.), где подробно исследовано и накопление, и разделение предметов потребления на предметы необходимости и предметы роскоши, и денежное обращение, и снашивание основного капитала, и т. д. Для читателей, не имеющих возможности ознакомиться с II томом «Капитала», можно рекомендовать изложение марксовой теории реализации в цитированной выше книге г. С. Булгакова. Изложение г. Булгакова удовлетворительнее, чем изложение г. М. Туган-Барановского («Промышл. кризисы», стр. 407-438), который сделал очень неудачные отступления от Маркса в построении своих схем и недостаточно разъяснил теорию Маркса; - удовлетворительнее также, чем изложение г. А. Скворцова («Основания политической экономии». СПБ. 1898, стр. 281-295), который держится неправильных взглядов по весьма важным вопросам о прибыли и о ренте.


42
В. И. ЛЕНИН

видели, что постоянный капитал в предметах потребления (II подразделение) обменивается на переменный капитал + сверхстоимость в средствах производства (I подразделение). Но, по общему закону капиталистического производства, постоянный капитал растет быстрее переменного. Следовательно, постоянный капитал в предметах потребления должен возрастать быстрее, чем переменный капитал и сверхстоимость в предметах потребления, а постоянный капитал в средствах производства должен возрастать всего быстрее, обгоняя и рост переменного капитала (+ сверхстоимость) в средствах производства, и рост постоянного капитала в предметах потребления. То подразделение общественного производства, которое изготовляет средства производства, должно, следовательно, расти быстрее, чем то, которое изготовляет предметы потребления. Таким образом, рост внутреннего рынка для капитализма до известной степени «независим» от роста личного потребления, совершаясь более на счет производительного потребления. Но было бы ошибочно понимать эту «независимость» в смысле полной оторванности производительного потребления от личного: первое может и должно расти быстрее второго (этим его «независимость» и ограничивается), но само собою разумеется, что в конечном счете производительное потребление всегда остается связанным с личным потреблением. Маркс говорит по этому поводу: «Мы видели (книга II, отд. III), что происходит постоянное обращение между постоянным капиталом и постоянным капиталом...» (Маркс имеет в виду постоянный капитал в средствах производства, реализующийся обменом между капиталистами этого же подразделения) «... которое, с одной стороны, независимо от личного потребления в том смысле, что оно никогда не входит в это последнее, но которое тем не менее ограничено в конечном счете личным потреблением, ибо производство постоянного капитала никогда не происходит ради него самого, а происходит лишь оттого, что этого постоянного капитала больше потребляется в тех отраслях производства, продукты которых входят в личное


43

Обложка немецкого издания (1894 г.) первой части третьего тома «Капитала» К. Маркса, которым пользовался В. И. Ленин.


45
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

потребление» («Das Kapital», III, 1, 289. Русск. пер., стр. 242) 30.

Это большее употребление постоянного капитала есть не что иное, как выраженная в терминах меновой стоимости большая высота развития производительных сил, ибо главная часть быстро развивающихся «средств производства» состоит из материалов, машин, орудий, строений и всяких других приспособлений для крупного и специально машинного производства. Вполне естественно поэтому, что капиталистическое производство, развивая производительные силы общества, создавая крупное производство и машинную индустрию, отличается и особенным расширением того отдела общественного богатства, который состоит из средств производства... «В этом отношении (именно по изготовлению средств производства) капиталистическое общество отличается от дикаря вовсе не тем, в чем видит это отличие Сениор, полагающий, что дикарь имеет особенную привилегию расходовать свой труд иногда таким образом, что он не дает ему никаких продуктов, обращающихся в доход, т. е. в предметы потребления. Различие состоит на самом деле в следующем:

a) Капиталистическое общество употребляет большую часть находящегося в его распоряжении годичного труда на производство средств производства (следовательно, постоянного капитала), которые не могут быть разложены на доход ни в форме заработной платы, ни в форме сверхстоимости и могут только функционировать в качестве капитала.

b) Если дикарь изготовляет лук, стрелы, каменные молотки, топоры, корзины и т. п., - то он совершенно отчетливо сознает, что израсходованное на это время он употребил не на производство предметов потребления, т. е., что он удовлетворил свою нужду в средствах производства и ничего более» («Das Kapital», ?, 436. Русск. пер., ЗЗЗ) 31. Это «отчетливое сознание» своего отношения к производству утратилось в капиталистическом обществе вследствие присущего ему фетишизма, представляющего общественные отношения людей


46
В. И. ЛЕНИН

в виде отношений продуктов - вследствие превращения каждого продукта в товар, производимый на неизвестного потребителя, подлежащий реализации на неизвестном рынке. И так как для отдельного предпринимателя совершенно безразличен род производимого им предмета - всякий продукт дает «доход», - то эта же поверхностная, индивидуальная точка зрения была усвоена теоретиками-экономистами по отношению ко всему обществу и помешала понять процесс воспроизводства всего общественного продукта в капиталистическом хозяйстве.

Развитие производства (а, следовательно, и внутреннего рынка) преимущественно на счет средств производства кажется парадоксальным и представляет из себя, несомненно, противоречие. Это - настоящее «производство для производства», - расширение производства без соответствующего расширения потребления. Но это - противоречие не доктрины, а действительной жизни; это - именно такое противоречие, которое соответствует самой природе капитализма и остальным противоречиям этой системы общественного хозяйства. Именно это расширение производства без соответствующего расширения потребления и соответствует исторической миссии капитализма и его специфической общественной структуре: первая состоит в развитии производительных сил общества; вторая исключает утилизацию этих технических завоеваний массой населения. Между безграничным стремлением к расширению производства, присущим капитализму, и ограниченным потреблением народных масс (ограниченным вследствие их пролетарского состояния) есть несомненное противоречие. Именно это противоречие и констатирует Маркс в тех положениях, которые охотно приводятся народниками в подтверждение якобы их взглядов о сокращении внутреннего рынка, о непрогрессивности капитализма и пр. и пр. Вот некоторые из этих положений: «Противоречие в капиталистическом способе производства: рабочие, как покупатели товара, важны для рынка. Но капиталистическое общество имеет тенденцию ограничить их минимумом


47
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

цены, как продавцов их товара - рабочей силы» («Das Kapital», ?, 303) 32.

«... Условия реализации... ограничиваются пропорциональностью различных отраслей производства и потребительной силой общества... Чем больше развивается производительная сила, тем более приходит она в противоречие с узким основанием, на котором покоятся отношения потребления» (ibid., Ill, I, 225-226) 33. «Пределы, в которых только и может совершаться сохранение и увеличение стоимости капитала, основывающееся на экспроприации и обеднении массы производителей, эти пределы впадают постоянно в противоречие с теми методами производства, которые капитал вынужден применять для достижения своей цели и которые стремятся к безграничному расширению производства, к безусловному развитию общественных производительных сил, которые ставят себе производство как самодовлеющую цель... Поэтому, если капиталистический способ производства есть историческое средство для развития материальной производительной силы, для создания соответствующего этой силе всемирного рынка, то он в то же время является постоянным противоречием между такой его исторической задачей и свойственными ему общественными отношениями производства» (III, 1, 232. Русск. пер., с. 194) 34. «Последней причиной всех действительных кризисов остается всегда бедность и ограниченность потребления масс, противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производительные силы таким образом, как если бы границей их развития была лишь абсолютная потребительная способность общества»* (III, 2, 21. Русск. пер., 395) 36. Во всех этих


* Именно это место цитировал знаменитый (геростратовски знаменитый) Эд. Бернштейн в своих «Предпосылках социализма» («Die Voraussetzungen etc.», Stuttg. 1899, S. 67) 35. Разумеется, наш оппортунист, поворачивающий от марксизма к старой буржуазной экономии, поспешил заявить, что это - противоречие в теории кризисов Маркса, что такой-то взгляд Маркса «не очень-то отличается от родберту-совской теории кризисов». На самом же деле «противоречие» имеется лишь между претензиями Бернштейна, с одной стороны, и его бессмысленным эклектизмом и нежеланием вдуматься в теорию Маркса, с другой. До какой степени не понял Бернштейн теории реализации, это видно из его поистине курьезного рассуждения, будто громадный рост массы прибавочного продукта необходимо должен означать увеличение числа имущих (или повышение благосостояния рабочих), ибо сами капиталисты, извольте видеть, и их «слуги» (sie! Seite 51-52) не могут «потребить» всего прибавочного продукта!! (Примеч. ко 2 изд.)


48
В. И. ЛЕНИН

положениях констатируется указанное противоречие между безграничным стремлением расширять производство и ограниченным потреблением, и ничего более *. Нет ничего бессмысленнее, как выводить из этих мест «Капитала», будто Маркс не допускал возможности реализовать сверхстоимость в капиталистическом обществе, будто он объяснял кризисы недостаточным потреблением и т. п. Анализ реализации у Маркса показал, что «в конечном счете обращение между постоянным капиталом и постоянным капиталом ограничено личным потреблением» 37, но этот же анализ показал истинный характер этой «ограниченности», показал, что предметы потребления играют меньшую роль в образовании внутреннего рынка сравнительно с средствами производства. А затем, нет ничего более нелепого, как выводить из противоречий капитализма его невозможность, непрогрессивность и т. д. - это значит спасаться в заоблачные выси романтических мечтаний от неприятной, но несомненной действительности. Противоречие между стремлением к безграничному расширению производства и ограниченным потреблением - не единственное противоречие капитализма, который вообще не может существовать и развиваться без противоречий. Противоречия капитализма свидетельствуют о его исторически преходящем характере, выясняют условия и причины его разложения и превращения в высшую форму, - но они отнюдь не исключают ни возможности капитализма, ни его прогрессивности сравнительно с предшествующими системами общественного хозяйства **.

Ошибочно мнение г-на Туган-Барановского, который полагает, что Маркс, выставляя эти положения, впадает в противоречие с своим собственным анализом реализации («Мир Божий», 1898, № 6, с. 123, в статье: «Капитализм и рынок»). Никакого противоречия у Маркса нет, ибо и в анализе реализации указана связь производительного и личного потребления.


* Ср. «К характеристике экономического романтизма. Сисмонди и наши отечественные сисмонди-сты». (См. Сочинения, 5 изд., том 2. Ред.)


49
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

VII. ТЕОРИЯ О НАЦИОНАЛЬНОМ ДОХОДЕ

Изложивши основные положения теории Маркса о реализации, мы должны еще указать вкратце на громадное значение ее в теории «потребления», «распределения» и «дохода» нации. Все эти вопросы, особенно последний, были до сих пор настоящим камнем преткновения для экономистов. Чем больше об этом говорили и писали, тем больше становилась путаница, проистекающая из основной ошибки А. Смита. Укажем здесь некоторые примеры этой путаницы.

Интересно отметить, например, что Прудон повторил, в сущности, ту же ошибку, придав только старой теории несколько иную формулировку. Он говорил:

«А (под которым разумеются все собственники, предприниматели и капиталисты) начинает предприятие с 10 000 франков, вперед расплачивается ими с рабочими, которые за это должны произвести продукты; после того как А обратил таким образом свои деньги в товары, он должен по окончании производства, например, по истечении года, снова обратить товары в деньги. Кому продает он свой товар? Конечно, рабочим, так как в обществе только два класса: с одной стороны - предприниматели, с другой - рабочие. Эти рабочие, получившие за продукты своего труда 10 000 фр. в качестве платы, которая удовлетворяет их необходимым жизненным потребностям, должны теперь, однако, заплатить более 10 000 фр., а именно еще за прибавку, получаемую А в форме процентов и других прибылей, на которые он рассчитывал в начале года: эти 10 000 фр. рабочий может покрыть только займом, а вследствие этого он впадает все в большие долги и нищету. Обязательно должно произойти одно из двух: или рабочий может потребить 9 в то время, как он произвел 10, или же он уплачивает предпринимателю только свою заработную плату, но тогда сам предприниматель впадает в банкротство и бедственное положение, так как не получает процентов на капитал, которые он все-таки с своей стороны принужден уплачивать» (Diehl. «Proudhon», II, 200 *, цитировано по


* - Диль. «Прудон», т. II, стр. 200. Ред.


50
В. И. ЛЕНИН

сборнику «Промышленность». Статьи из «Handworterbuch der Staatswissenschaften» *. M. 1896, стр. 101).

Как видит читатель, это все то же затруднение - как реализовать сверхстоимость, - с которым возятся и гг. В. В. и Н. -он. Прудон выразил его только в несколько особой форме. И эта особенность его формулировки еще более сближает с ним наших народников: и они точно так же, как Прудон, усматривают «затруднение» в реализации именно сверхстоимости (процента или прибыли, по терминологии Прудона), не понимая того, что путаница, заимствованная ими у старых экономистов, мешает объяснить реализацию не одной сверхстоимости, а также и постоянного капитала, т. е. что «затруднение» их сводится к непониманию всего процесса реализации продукта в капиталистическом обществе.

Об этой «теории» Прудона Маркс замечает саркастически:

«Прудон выражает свою неспособность понять это» (именно, реализацию продукта в капиталистическом обществе) «следующей нелепой формулой: l'ouvrier ne peut pas racheter son propre produit (рабочий не может вновь купить свой собственный продукт), потому что в него входит процент, присоединяющийся к издержкам производства (prix-de-revient)» («Das Kapital», III, 2, 379. Русск. пер., 698, с ошибками) 38.

И Маркс приводит замечание, направленное против Прудона одним вульгарным экономистом, некиим Форкадом (Forcade), который «совершенно правильно обобщает то затруднение, которое Прудон выставил в такой узкой форме», именно Форкад говорил, что цена товаров содержит не только избыток над заработной платой, прибыль, но и часть, возмещающую постоянный капитал. Значит, - заключал Форкад против Прудона, - и капиталист не может на свою прибыль вновь купить товары (сам Форкад не только не решил этой проблемы, но и не понял ее).

Точно так же ничего не дал по этому вопросу и Родбертус. Выставляя с особенным ударением то положе-


* - «Словарь государственных наук». Ред.


51
РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

ние, что «поземельная рента, прибыль на капитал и заработная плата суть доход» , Родбертус, однако, совершенно не выяснил себе понятия «дохода». Излагая, каковы были бы задачи политической экономии, если бы она следовала «правильному методу» (l. c., S. 26), он говорит и о распределении национального продукта: «Она» (т. е. истинная «наука о народном хозяйстве» - курсив Родбертуса) «должна бы была показать, каким образом из всего национального продукта одна часть предназначается всегда на возмещение употребленного на производство или сношенного капитала, а другая в качестве национального дохода - на удовлетворение непосредственных потребностей общества и его членов» (ibid., S. 27). Но хотя настоящая наука и должна бы была показать это, - однако «наука» Родбертуса ничего этого не показала. Читатель видит, что Родбертус повторил только слово в слово Ад. Смита, даже и не замечая, по-видимому, что ведь вопрос-то только тут и начинается. Какие же рабочие «возмещают» национальный капитал? как реализуется их продукт? - об этом он не сказал ни слова. Резюмируя свою теорию (diese neue Theorie, die ich der bisherigen gegenuberstelle, S. 32**) в виде отдельных тезисов, Родбертус говорит сначала о распределении национального продукта таким образом: «Рента» (известно, что под этим термином Родбертус разумел то, что принято называть сверхстоимостью) «и заработная плата суть, следовательно, доли, на которые распадается продукт, поскольку он является доходом» (S. 33). Эта весьма важная оговорка должна бы была натолкнуть его на самый существенный вопрос: он сейчас только сказал, что под доходом разумеются предметы, служащие для «удовлетворения непосредственных потребностей». Значит, есть продукты, не служащие для личного потребления. Как же они реализуются? -


* Dr. Rodbertus-Jagetzow. «Zur Beleuchtung der sozialen Frage». Berlin, 1875, S. 72 u. ff. (Д-р Родбертус-Ягецов. «К рассмотрению социального вопроса». Берлин, 1875, стр. 72 и следующие. Ред.) - эту новую теорию, которую я противопоставляю имевшимся до сих пор, с. 32. Ред.


52
В. И. ЛЕНИН

Но Родбертус не замечает тут неясности и вскоре забывает об этой оговорке, говоря прямо о «делении продукта на три доли» (заработная плата, прибыль и рента) (S. 49- 50 и др.). Таким образом, Родбертус, в сущности, повторил учение Ад. Смита вместе с его основной ошибкой и ровно ничего не объяснил в вопросе о доходе. Обещание новой полной и лучшей теории распределения национального продукта - оказалось пустым словом. На самом деле Родбертус ни на шаг не подвинул вперед теории по этому вопросу; до какой степени сбивчивы были его понятия о «доходе» - показывают длиннейшие рассуждения его в 4-м социальном письме к фон-Кирхману («Das Kapital», Berlin, 1884) о том, следует ли относить деньги к национальному доходу, берется ли заработная плата из капитала или из дохода, - рассуждения, о которых Энгельс выразился, что они «относятся к области схоластики» (Vorwort ко II тому «Капитала», S. XXI 39)***. Полная спутанность представлений о национальном доходе господствует вполне у экономистов и до сих пор. Так, например, Геркнер в своей статье о «Кризисах» в «Handworterbuch der Staatswissenschaften» (названный сборник, с. 81), говоря о реализации продукта в капиталистическом обществе (в § 5 - «распределение»), находит «удачным» рассуждение К. Г. Pay, который, однако, только повторяет ошибку А. Смита, деля весь продукт общества на доходы. Р. Мейер в своей статье о «доходе» (там же, с. 283 и сл.) приводит сбивчивые определения А. Вагнера (тоже повторяющего ошибку А. Смита) и откровенно сознается, что «трудно отличать доход от капитала», а «самое трудное есть


* Ibid., S. 32: «... bin ich genotigt, der vorstehenden Skizze einer besseren Methode auch noch eine vollstandige, solcher besseren Methode entsprechende Theorie, wenigstens der Verteilung des Nalionalproduhts, hinzuzufugen» (Там же, стр. 32: «... я вынужден присоединить к настоящему очерку лучшего метода также и полную, этому лучшему методу соответствующую, теорию по крайней мере распределения национального продукта». Ред.).

** - Предисловие. Ред.

Источник: http://uaio.ru/vil/03.htm