Международный правовой фонд помащи пострадавшим от полиции

Интервью с Натальей Таубиной, директором фонда "Общественный вердикт"


В какой ситуации человек может обратиться в «Общественный вердикт», и как вы помогаете людям? С какими проблемами чаще всего к вам обращаются?

Наша организация существует больше 12 лет. При создании мы ставили перед собой задачу оказывать правовую поддержку людям, которые пострадали от незаконных действий со стороны сотрудников правоохранительных органов. При этом мы не ограничиваемся только полицией: если любая институция, входящая в нашу правоохранительную систему (и соответственно ее сотрудники), нарушают права человека, пострадавшие могут к нам обратиться. Соответственно большинство случаев в момент, когда мы начали работать, в 2004-2005 году, были делами о пытках, о незаконном насилии со стороны сотрудников полиции.

В дальнейшем мы сталкивались с проблемами расследований, обжаловали действия следственных органов, которые проводили разбирательства или предварительные проверки по жалобам граждан на пытки и жестокое обращение. По мере нашей деятельности характер дел стал меняться. Но пытки и жестокое обращение продолжают оставаться одним из основных блоков дел, по которым мы работаем.

В последние годы участились обращения людей, пострадавших в результате задержаний на мирных акциях, публичных мероприятиях. Незаконных, не обоснованных с точки зрения граждан задержаний. Далее граждан доставляют в отделы полиции, в ряде случаев в отделах полиции их держат дольше, чем положено по законодательству. И условия содержания, пусть для не столь длительного пребывания в отделе полиции, не соблюдаются. Ведь при любом сроке задержания свыше трех часов уже вступают в силу определенные стандарты, которые большинство наших отделов полиции не в состоянии обеспечить. Такая категория дел появилась с 2011 года, когда активизировалось, как тогда называли «протестное движение». Вернее даже не активизировалось, правильно сказать, а в разы увеличились и количество акций, публичных мероприятий, и количество людей, которые выходили на улицу участвовать в этих мероприятиях.

Какие первоочередные действия можно было бы предпринять, чтобы снизить нарушения прав человека при взаимодействии граждан с российской полицией?

Поскольку мы этой деятельностью занимаемся с 2004 года и работали по нескольким сотням дел... Важно также, что в нашей деятельности довольно существенную роль (это один из ключевых моментов нашей работе, вместе с оказанием правовой помощи) играет исследовательская деятельность, аналитическая деятельность. Исходя как из материалов дел, по которым мы работаем, так и из тех исследований, которые мы с 2004 года проводим, можем выделить несколько ключевых, основных действий. С нашей точки зрения, они необходимы для того, чтобы можно было ожидать снижения незаконных действий со стороны полиции. Это, во-первых, безусловно, контроль деятельности полиции. Под контролем мы здесь понимаем не только и не столько внутриведомственный контроль, хотя это тоже важный элемент, но и внешний контроль в виде, в частности, Следственного комитета, который расследует категорию дел, которые, по нашему Уголовному кодексу, относятся к должностным преступлениям. Когда мы работаем по делам, то основная проблема, с которой сталкиваемся – это заставить следственные органы провести тщательную и объективную проверку по обращению гражданина, возбудить уголовное дело и дальше уже его расследовать, довести до суда.

Соответственно первая мера – это все-таки обеспечить эффективное расследование по жалобам со стороны граждан на незаконные действия полиции. А вторая необходимая мера связана с оценкой деятельности полиции, с той системой оценки, которая существует на сегодняшний момент. Она претерпела серьезные и в ряде пунктов просто революционные изменения с 2004 года.

Я буду вести отсчет от того момента, когда мы начали работать, но тем не менее эта система остаётся все-таки... как бы провоцирующей. Ее принцип и принципы управления в полиции в целом зачастую провоцируют правонарушения, провоцируют те преступления, которые совершают сотрудники полиции, нарушая права граждан.

Соответственно первая мера (не по приоритетности, это основные, ключевые меры, которые необходимы) – это расследования, а вторая мера – система оценки. Она должна быть такой, чтобы избежать воспроизводства практик правонарушений и преступлений. То есть система оценки не должна сводиться к уголовной статистике. Уже сейчас в ней есть и другие элементы, связанные с общественным мнением, связанные с внутриведомственной проверкой отделов полиции.

Тем не менее, устройство управления полицией, уголовная статистика, показатели, необходимость демонстрировать положительную динамику, которая на практике продолжает существовать и сохраняется, приводят к тому, что сотрудники полиции нарушают права человека.

Третий элемент – безусловно, подготовка сотрудников полиции. Здесь нужно многое делать, не за один шаг, так чтобы завтра там мы ввели новые институты, связанные с подготовкой, и все стало хорошо. Это, безусловно, долгий и кропотливый труд, но это один из важных элементов, который вместе с другими может как минимум снизить число нарушений со стороны сотрудников полиции.

Какой существует положительный зарубежный опыт по этой теме? Может быть у других регионов нашей страны есть какие-то положительные наработки в этой сфере, которые используются у нас (или которые бы хотелось бы использовать у нас, но почему-то не используются)?

Если говорить о других регионах страны, то, к сожалению, какой-то устойчивой динамики или какого-то опыта, который принес бы устойчивые результаты, мы не можем привести. В большей степени потому, что система очень централизованная и с каждым годом становится все более централизованной.

Это приводит к тому, что локальные инициативы все реже и реже проявляются.

Управление из Москвы не способствует развитию каких-то отличных от московских установок позитивных и успешных практик. Поэтому говорить о внутрироссийском успешном опыте довольно сложно, если не сказать – практически невозможно.

Если говорить о зарубежном опыте, он довольно разнообразный. Можно смотреть, например, на опыт Грузии. Например, реформа полиции, которая прошла в Грузии порядка 10 лет назад. Я недавно узнала, что Грузия – одна из немногих стран, если не сказать – единственная на постсоветском пространстве, где государством оплачивается реабилитация пострадавших от пыток.
Т.е. государство оплачивает такие реабилитационные центры. Это довольно важный и серьезный шаг наряду с другими мерами, которые минимизировали пытки и другие нарушения со стороны сотрудников полиции. Такая ответственность со стороны государства в виде реабилитационных мер – крайне важное продвижение вперед.

Можно привести опыт реформы в 1960-е гг. в Соединенных Штатах Америки. Комплекс мер привел к тому, что коррупция и статистика насильственных действий со стороны сотрудников местной полиции были серьезным образом снижены. Примеров сейчас набрать можно очень много, но если эти примеры перечислять не абстрактно, а с точки зрения того, насколько они применимы у нас, то безусловно нельзя действовать по принципу «есть хороший пример, он был реализован таким-то образом, сейчас мы таким же образом его реализуем в России». Любая положительная практика должна быть, безусловно, адаптирована к реалиям страны. Вот взять, например, ситуацию с оценкой. То, что в конце нулевых в систему оценки полицейского, тогда еще милиционера, был введен такой показатель, как общественное мнение – это, собственно говоря, зарубежный опыт.

Как общественные институты и обычные граждане могут влиять на работу полиции в России и сократить число случаев нарушения прав человека при взаимодействии граждан с полицией?

Во-первых, безусловно, стоит упомянуть так называемый гражданский контроль со стороны как общественных институтов, так и простых граждан. Если смотреть ретроспективно, хотя бы за период в 10 лет, роль и граждан, и общественных институтов в контроле деятельности полиции существенно возросла. Граждане и институты вносят довольно серьезный вклад. Итак, граждане и институты оказывают влияние и это ведёт к изменениям.

Когда началась последняя наиболее значимая волна реформ в конце 2009-го года, именно из-за действий общественных организаций и зачастую просто активных граждан, сотрудники полиции стали носить нагрудные знаки с номерами.

Понятное дело, что сам по себе нагрудный знак и его ношение на форме не приведет к тому, что нарушений будет меньше, но в комплексе с другими мерами эта мера способна привести к уменьшению числа нарушений со стороны сотрудников полиции.

Кампании посещений отделений полиции, которые проводятся ежегодно разными организациями и общественными объединениями (в том числе и с привлечением граждан) приводят к тому, что отделы полиции с одной стороны становятся более информативны и подотчетны, с другой – само по себе осознание того, что гражданин может зайти в этот отдел полиции не как проситель и не как задержанный, а как контролер, одно это осознание имеет потенциал, чтобы изменять сознание полицейских. Это тоже способствует снижению количества нарушений.

Работает институт общественного контроля в рамках соответствующего федерального законодательства. Работают общественно-наблюдательные комиссии, они также проводят посещения. К сожалению, не во всех регионах они активны и действительно независимы и не являются лояльными к местной власти или к местным правоохранительным органам. Но там, где они активно работают, снижается количество нарушений со стороны сотрудников полиции и шире – со стороны сотрудников других правоохранительных органов.

Я бы говорила о контроле, который может принимать разные формы: посещения, жалобы и т.д. Например, гражданин стал свидетелем преступления, можно с этим обратиться в отдел полиции и дальше там добиваться того, чтобы заявление было рассмотрено.

Каких системных успехов (например, изменений в законодательстве или правоприменительных практиках МВД) удалось достичь за время работы «Общественного вердикта»?

Когда мы начинали в 2004 году, в конце 2003-го года, говорить о том, что по жалобе на пытки будет возбуждено уголовное дело, и сотрудник полиции окажется за решеткой, было практически чем-то из области фантастики. Сейчас дела возбуждаются. Нельзя сказать, что все проходит гладко и легко: следователи по каждому заявлению возбуждают дела, проводят предварительное расследование дела и дело оказываются в суде… Но тем не менее я считаю колоссальным успехом и достижением общественных организаций, включая фонд «Общественный вердикт» , его деятельность за последние 12 лет то, что расследования по случаям превышения должностных полномочий стали возможны. Судебные дела, судебные решения стали реальностью. Более того, изменилась даже, если не с 2004 годом сравнивать, а с более поздним периодом, динамика того, какие сроки получают в результате судебного разбирательства полицейские, виновные в незаконном насилии (в основном в превышении должностных полномочий с применением насилия).
Это одно достижение, очень важное. Второе очень важное достижение – стало возможным добиваться компенсации вреда по факту пыток даже при отсутствии расследованного уголовного дела с судебным решением. У нас уже есть такие дела, и есть судебные решения, по которым люди, пострадавшие от пыток получают компенсацию. В рамках этих разбирательств мы отсылаем напрямую к практике Европейского суда, и это тоже важное изменение.

Вспомнить судей в середине нулевых годов: добиться того, чтобы те в своих разбирательствах учитывали практику Европейского суда, было тоже чем-то из области фантастики. Сейчас, собственно говоря, решения выносятся на основе практики и стандартов Европейского суда.

Еще одним важным достижением применительно к проблеме пыток стало то, что так или иначе эту проблему признали на государственном уровне. Вплоть до того, что одним из оснований реформы, которая была запущена в конце 2009 года, стало осознание представителями государства проблемы пыток и незаконного насилия в органах внутренних дел. Это важное достижение, не правда ли? Далее следует уже другой вопрос: привело ли это осознание и принятые меры (в частности, закон о полиции, создание специального подразделения в Следственном комитете) к сокращению количества случаев пыток. Это уже другая задача, если угодно, следующий шаг в нашей работе.

Скольким людям удается помочь, хотя бы примерно, за год? Увеличивается ли их число? Сколько удается выиграть дел, в том числе в ЕСПЧ?

В среднем в год мы работаем по сотне дел, связанных с нарушениями со стороны сотрудников правоохранительных органов. Это не только полиция. Нарушения разные, не только пытки. Порядок – не менее ста дел в год. В этом году более ста. В прошлом году было 150.

Более ста именно выигранных?

Нет, всего дел, по которым мы работаем. В среднем завершить удается 10-15% в течение года. Я имею в виду судебные приговоры, как правило, по 286-ой статье Уголовного кодекса, т.е. превышение должностных полномочий, по результатам которых сотрудники правоохранительных органов признаются виновными и получают то или иное наказание. А поскольку процедура рассмотрения в Европейском суде весьма небыстрая, мы скорее можем говорить о том, что нами направлено туда на сегодняшний день, наверное, более 40 жалоб. Тех, которые уже прошли рассмотрение, и чтобы по ним вынесено постановление, не так много. Совсем недавно Европейским судом были вынесены постановления по группе жалоб, связанных с нарушением права на свободу мирных собраний.

Спасибо. Напоследок, сформулируйте, пожалуйста, советы для граждан относительно мер безопасности при взаимодействии с полицией.

Сложно сформулировать единый список для разных ситуаций взаимодействия с полицией, но есть определенные принципы, которых я стараюсь придерживаться, и мне кажутся они правильными. Нужно обладать каким-то минимумом правовой информации, связанной с правами и обязанностями гражданина, а также правами и обязанностями полиции. Это не такой большой объем сведений, но они совершенно нелишние.

Существует много разных уже подготовленных правовых памяток, инструкций, в том числе тех, что подготовили общественные организации, включая нашу. Не обязательно уже читать закон о полиции, какие-то сухие формулировки законодательства, можно ознакомиться с адаптированными материалами.

В том числе и наша брошюра «Понятная полиция»...

В том числе да, и ваша брошюра. Уже проведена работа в помощь гражданам, чтобы этот минимальный багаж правовой информации у них был.

Во-вторых, безусловно, не нужно провоцировать скандалы, не стоит быть грубыми. Если сотруднику полиции продемонстрировать свое знание и понимание правовых вопросов, многие конфликты разрешаются уже на этом уровне, и существует огромное количество примеров, которые об этом свидетельствуют довольно убедительно.

Есть другие ситуации: например, что делать во время мирных публичных мероприятий, или если вы подаете жалобу на действия полиции, или если вы столкнулись с каким-то правонарушением и хотите о нем заявить в отделе полиции. И прочее: курение в общественном месте, распитие алкогольных напитков в общественном месте... Нужно смотреть правовые памятки, инструкции, которые готовятся общественными, правозащитными организациями.

Нами, в частности, была сделана инструкция, ориентированная на молодежь, на те ситуации, которые чаще всего возникают при взаимодействии между сотрудником полиции и молодым человеком: что делать и чего не делать, как минимизировать риски. В ближайшее время, наверное, выйдет плакат, более короткий. Есть современный тренд: чем короче информация, тем легче она считывается. От долгих инструкций и памяток мы уходим в короткую, хорошо визуализированную информацию.

Мы были в гостях сегодня у Фонда «Общественный вердикт». Большое спасибо Наталья, было очень интересно. Всего доброго!

Спасибо и вам большое за проявленное к нам внимание и интересные вопросы. 

Общественный вердикт

Фонд «Общественный вердикт» создан в феврале 2004 года и действует как неполитическая некоммерческая организация, оказывающая правовую помощь по защите прав человека гражданам, пострадавшим от неправомерных действий российских правоохранительных органов. Среди учредителей фонда — известные российские правозащитные и благотворительные организации — Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»; Московская Хельсинкская группа; МОО «Открытая Россия»; Международный фонд «Демократия» (Фонд Александра Н. Яковлева); Фонд «Регионы России». Целью фонда является формирование в стране атмосферы нетерпимости к практике нарушения прав человека правоохранительными органами. Фонд добивается создания гражданского контроля за их деятельностью. Фонд оперативно информирует общественность обо всех установленных фактах нарушений прав человека.

Источник: https://openpolice.ru/pages/zhiznennye-situacii/publicverdict/