Изменения и дополнения 295 прикаща от 16.12.2018

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июня 2018 г. N АПЛ18-202

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Асташова С.В., Ксенофонтовой Н.А.,

при секретаре Ж.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Б. и Ш. о признании частично недействующими пунктов 65, 66, 67 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 16 декабря 2016 г. N 295,

по апелляционной жалобе Б., Ш. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2018 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Ш. и его представителя А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Министерства юстиции Российской Федерации К., Генеральной прокуратуры Российской Федерации М., Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) от 16 декабря 2016 г. N 295 (далее - Приказ) утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила).

Нормативный правовой акт согласован с Генеральной прокуратурой Российской Федерации (далее также - Генпрокуратура России), зарегистрирован в Минюсте России 26 декабря 2016 г. N 44930 и размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (http://www.pravo.gov.ru) 27 декабря 2016 г.

Пунктом 65 Правил предусмотрено, что администрация исправительного учреждения (далее также - ИУ) ежедневно обходит камеры и принимает от осужденных, находящихся в штрафных изоляторах (далее - ШИЗО), помещениях камерного типа (далее - ПКТ), единых помещениях камерного типа (далее - ЕПКТ), общих и одиночных камерах, безопасном месте и запираемых помещениях строгих условий отбывания наказания, транзитно-пересыльных пунктах (далее - ТИП), предложения, заявления, ходатайства и жалобы как в письменном, так и в устном виде. Предложения, заявления, ходатайства и жалобы, принятые в устной форме, записываются в журнал приема осужденных по личным вопросам и докладываются начальнику исправительного учреждения.

В соответствии с пунктом 66 Правил регистрация предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, изложенных письменно и адресованных администрации исправительного учреждения, осуществляется службой делопроизводства исправительного учреждения в течение трех дней с момента их подачи.

Пунктом 67 Правил предусмотрено, что ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб не позднее чем в трехдневный срок после поступления под роспись выдаются осужденным на руки. При отказе осужденного хранить ответ у себя он приобщается к его личному делу.

Осужденный к лишению свободы и отбывающий наказание в тюрьме Б. и его защитник Ш. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующими пунктов 65, 66, 67 Правил в части, допускающей ограничение конституционного права осужденного: на подачу письменных заявлений на имя начальника ИУ или следственного изолятора (далее также - СИЗО), на порядок приема, регистрации и срока рассмотрения письменных заявлений осужденного к лишению свободы на имя начальника ИУ или СИЗО, которые поступили в канцелярию ИУ или СИЗО через представителя осужденного по доверенности или защитника наряду с адвокатом; в части, допускающей ограничение конституционного права осужденного на подачу письменных заявлений на имя начальника ИУ или СИЗО, на порядок приема, регистрации и срока рассмотрения письменного заявления осужденного к лишению свободы на имя начальника ИУ или СИЗО о предоставлении рабочей встречи (свидания) с адвокатом или иным лицом, имеющим право на осуществление защиты, наедине (конфиденциально), вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. Заявленное требование мотивировали тем, что оспариваемые нормативные положения не соответствуют части первой статьи 16, пункту 11 части первой статьи 53, пункту 1 части третьей статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ), статье 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ), подпунктам 1, 3 пункта 3 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Закон N 63-ФЗ), статье 48 Конституции Российской Федерации, подпункту "b" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьям 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и нарушают их права, свободы и законные интересы, ограничивают право осужденного на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а право защитника на оказание квалифицированной юридической помощи. Нарушение своих прав усматривают в том, что оспариваемые нормативные положения позволяют начальнику ИУ или СИЗО: оставлять без рассмотрения по существу письменные заявления осужденного к лишению свободы на имя начальника ИУ или СИЗО, которые поступили в канцелярию ИУ или СИЗО через представителя осужденного по доверенности или защитника наряду с адвокатом; рассматривать письменные заявления осужденного к лишению свободы на имя начальника ИУ или СИЗО о предоставлении рабочей встречи (свидания) с адвокатом или иным лицом, имеющим право на осуществление защиты, наедине (конфиденциально), вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания, уже после того, как по факту состоялась рабочая встреча (свидание) между защитником и подзащитным (осужденным).

Минюст России и Генпрокуратура России в суде первой инстанции административный иск не признали, указали, что оспариваемые в части Правила утверждены федеральным органом исполнительной власти в пределах предоставленных ему полномочий, соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав, свобод и законных интересов административных истцов.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2018 г. в удовлетворении административного иска отказано.

Не согласившись с таким решением, административные истцы в апелляционной жалобе просят указанное решение суда отменить и принять по административному делу новое решение об удовлетворении административного иска. Полагают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам действующего национального и международного законодательства, суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не установил обстоятельства, имеющие значение для дела, и допустил значительные нарушения норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно пункту 2 части 2 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд отказывает в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

При рассмотрении настоящего дела суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Приказ, утвердивший Правила, принят Минюстом России в пределах полномочий, предоставленных ему статьей 82 УИК РФ, согласован с Генпрокуратурой России, зарегистрирован в Минюсте России и опубликован с соблюдением установленного законом порядка, а оспариваемые положения Правил соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Полномочия Минюста России на издание Приказа подтверждены также вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2017 г. N АКПИ17-867.

В силу части 4 статьи 12 УИК РФ осужденные имеют право обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами в том числе к администрации учреждения или органа, исполняющего наказания, в вышестоящие органы управления учреждениями и органами, исполняющими наказания.

Статьей 15 УИК РФ предусмотрено, что осужденные могут направлять предложения, заявления, ходатайства и жалобы в соответствии с Федеральным законом от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (далее - Закон N 59-ФЗ) и иными законодательными актами Российской Федерации с учетом требований названного кодекса (часть 1).

Направление предложений, заявлений, ходатайств и жалоб осужденных к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы, смертной казни, адресованных в органы, указанные в части 4 статьи 12 УИК РФ, и получение ответов на данные предложения, заявления, ходатайства и жалобы осуществляются через администрацию учреждений и органов, исполняющих наказания. Осужденные к иным видам наказаний направляют предложения, заявления, ходатайства и жалобы самостоятельно (часть 3).

Органы и должностные лица, которым направлены предложения, заявления и жалобы осужденных, должны рассмотреть их в установленные законодательством Российской Федерации сроки и довести принятые решения до сведения осужденных (часть 6).

Согласно Закону N 59-ФЗ письменное обращение подлежит обязательной регистрации в течение трех дней с момента поступления в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу (часть 2 статьи 8). Обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, подлежит обязательному рассмотрению (часть 1 статьи 9).

Учитывая приведенные законоположения, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемые положения Правил по своему содержанию не устанавливают каких-либо не предусмотренных законом ограничений права осужденных подавать письменные заявления на имя начальника исправительного учреждения или следственного изолятора, в них отсутствуют предписания, ограничивающие право адвоката или иного лица осуществлять защиту и право осужденного на защиту, как ошибочно полагают административные истцы.

В силу пункта 66 Правил регистрация обращений осужденных возможна в любой из трех дней с даты их получения, как и выдача ответа, предусмотренная пунктом 67.

Разрешая данное дело, суд первой инстанции правильно исходил из того, что предельные сроки, указанные в оспоренных пунктах, не исключают осуществление предписанных по конкретным обращениям действий в любой день указанного в этих правовых нормах периода.

Согласно пункту 3 принципа 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятого 9 декабря 1988 г. Резолюцией 43/173 на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, право задержанного или находящегося в заключении лица на его посещение адвокатом, на консультации и на связь с ним, без промедления или цензуры и в условиях полной конфиденциальности, не может быть временно отменено или ограничено, кроме исключительных обстоятельств, которые определяются законом или установленными в соответствии с законом правилами, когда, по мнению судебного или иного органа, это необходимо для поддержания безопасности и порядка.

Как неоднократно высказывался Конституционный Суд Российской Федерации, порядок предоставления осужденному свиданий с адвокатом, установленный частью 4 статьи 89 УИК РФ, носит не разрешительный, а уведомительный характер (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 14-П, от 26 декабря 2003 г. N 20-П и др.).

Пункты 65, 66, 67 Правил не регламентируют отношения, связанные со сроком рассмотрения заявлений о предоставлении осужденным свиданий с адвокатами, иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, отсутствует противоречие между оспоренными пунктами Правил и положениями УПК РФ, УИК РФ, Закона N 63-ФЗ и других нормативных правовых актов, регулирующих порядок предоставления осужденным свиданий, в том числе с адвокатами, иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

При таких обстоятельствах необоснованна ссылка в апелляционной жалобе на то, что оспоренные положения Правил направлены на многодневное рассмотрение заявления осужденного на свидание с адвокатом.

Оспариваемый пункт 65 Правил, регламентируя возможность подачи осужденным заявления (обращения), в том числе в устном виде, предоставляет возможность работникам ИУ или СИЗО незамедлительно реагировать на это заявление, в том числе по вопросу, касающемуся предоставления рабочей встречи (свидания) с адвокатом или иным лицом, имеющим право на осуществление защиты, наедине (конфиденциально), вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. При этом, как следует из пункта 65 Правил, все устные обращения докладываются начальнику этого учреждения.

Довод административных истцов о незаконности действий конкретных сотрудников тюрьмы, в которой отбывает наказание Б., со ссылкой на применение ими оспоренных положений Правил правильно отвергнут судом первой инстанции, как не относящийся к предмету рассмотрения настоящего дела. Вопреки доводам апелляционной жалобы, проверка законности действий сотрудников не может быть проведена Верховным Судом Российской Федерации при рассмотрении дела о признании нормативного правового акта недействительным, фактические обстоятельства по делу не устанавливаются и оценка им не дается. Такие действия могут быть оспорены в суд общей юрисдикции.

Указание в апелляционной жалобе на незаконность оспариваемых в части положений Правил по сути сводится к урегулированию в оспоренных пунктах порядка приема, регистрации и срока рассмотрения письменных заявлений осужденного к лишению свободы на имя начальника ИУ или СИЗО, которые передаются в канцелярию ИУ или СИЗО через представителя осужденного по доверенности или защитника наряду с адвокатами, что не относится к ведению Верховного Суда Российской Федерации.

Возражения апелляционной жалобы направлены к переоценке выводов, приведенных в обжалуемом решении, основаны на ошибочном толковании норм права и не свидетельствуют о незаконности оспариваемого судебного акта.

Суд первой инстанции, установив, что пункты 65, 66, 67 Правил не противоречат нормативным правовым актам, обладающим большей юридической силой, обоснованно отказал в удовлетворении заявленного требования.

Принятое судом решение соответствует нормам материального и процессуального права, правильно примененным и истолкованным.

Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. и Ш. - без удовлетворения.

Председательствующий

Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии

С.В.АСТАШОВ

Н.А.КСЕНОФОНТОВА

Источник: http://rulaws.ru/acts/Apellyatsionnoe-opredelenie-Verhovnogo-Suda-RF-ot-07.06.2018-N-APL18-202/