Если обжалуют приговор что будет

День оглашения приговора по громкому делу о «Ладушках» был известен заранее. Слушание назначили на десять часов утра 27 сентября. И за час до начала заседания охранники вносили в зал дополнительные стулья и скамейки, видимо, ожидая наплыва людей. Напрасно. За десять минут до начала слушаний в зале находились лишь двое родителей пострадавших детей, корреспонденты из Екатеринбурга и подсудимая Ксения Койнова, нервно оглядывавшаяся на каждый посторонний звук в коридоре.

Заседание началось в 10.06 – к этому времени подошли еще восемь родителей, адвокаты, гособвинитель и Юлия Брылина, представитель семьи Карасевых. Других родственников погибшей год назад девочки на оглашении приговора не было, не было и представителей местного отдела образования. Решение суда зачитывали два часа с двумя пятиминутными перерывами. Подсудимые – Наталья Котова, обвиняемая по ч. 2 ст. 293 УК РФ «Халатность», и Ксения Койнова ( ч.2 ст. 236 УК РФ «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил») – были признаны виновными, но…

Решение суда подсудимые выслушали спокойно – реального наказания за смерть Софьи Карасевой они не понесут. Фото: Сергей Лефлер

С применением ст. 73 УК РФ «Условное осуждение» Наталье Котовой определено наказание в виде лишения свободы сроком на три года. Кроме того, бывшая заведующая детским садом на три года лишена права занимать должности с организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями. Ксении Койновой, бывшему повару детского сада, суд назначил наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием строка в колонии-поселении. При этом суд примененил ч. 1 ст. 82 УК РФ «Отсрочка отбывания наказания», то есть исполнение приговора отсрочено до достижения несовершеннолетним ребенком Койновой возраста 14 лет. Сейчас сыну Ксении 4 года.
– Если Койнова до исполнения ребенку 14-летнего возраста не совершит другого преступления – судимость снимается автоматически, – прокомментировала решение суда секретарь судебного заседания Галина Пичужкина. – Условная мера наказания у нее, получается, будет актуальна десять лет. А если в течение этого времени она совершит еще какое-нибудь преступление, то к новому сроку будет прибавлен и нынешний условный срок – три года.
По словам Юлии Брылиной, представляющей интересы семьи Карасевых, решением суда родственники погибшей девочки удовлетворены.

– Обжаловать приговор мы не будем, – отметила Брылина. – Считаю, что все сегодня было по справедливости. Женщины, которые были на скамье подсудимых, не заслуживают реального лишения свободы.

Сами подсудимые от комментариев отказались: и Котова, и Койнова поспешили покинуть здание суда. На их лицах явно читалось облегчение – приговор наверняка устроил обеих женщин.
Скорее всего, устроил он и Раису Чуркину, начальника местного отдела образования. Чиновнице еще в прошлом году также было предъявлено обвинение в халатности. Правда, пока ее бывшие подчиненные находились в суде, она сумела добиться приостановки расследования – в связи с тяжелым заболеванием, наличие которого подтверждено медицинским заключением. Другой информации – кроме как о болезни, препятствующей участию Чуркиной в следственных и иных процессуальных действиях – год назад не было.

Позже Раиса Александровна, вовремя не утвердившая, по версии следствия, сметы на приобретение кухонного оборудования для детского сада, находилась под «обязательством о явке». Свою вину муниципальная служащая не признавала и наотрез отказывалась от дачи показаний, однако материалы дела, насчитывающие более десяти томов, были переданы начальнице отдела образования для ознакомления. И во времени Раису Чуркину никто не ограничивал.

Приговор, вынесенный двум первым фигуранткам – повару и заведующей, напрямую повлияет на судьбу Раисы Александровны. По крайней мере, так считают следователи. «Одно дело исключает другое, – говорит Александр Базуев, заместитель руководителя Краснотурьинского межрайонного следственного отдела. – Предположим, если бы заведующую оправдали, то к ответственности была бы привлечена начальник отдела образования, в обратном случае ситуация складывается с точностью наоборот».

Следователь говорит, что дело в отношении Раисы Чуркиной было возбуждено в июле прошлого года, материалы этого расследования почти ничем не отличались от тех, что накопились в деле в отношении бывшей заведующей «Ладушек».

– Мы даже выступали с инициативой соединения этих уголовных дел. С таким предложением обращались к карпинскому прокурору, – поясняет Базуев. – Однако прокурор идею не одобрил, посчитав, что милиция должна заниматься своим делом, а прокуратура – своим.

Сегодня в следственном отделе сообщают: с материалами дела Раиса Чуркина ознакомилась полностью, но, исходя из решения, которое приняла судья в отношении Котовой и Койновой, получается, что обвинения с Раисы Чуркиной должны быть сняты. Если только бывшие детсадовские работники не решат обжаловать приговор в установленные законом сроки.

Медики тоже не виноваты

Что касается врачей, которых родные Сони Карасевой – на основании экспертного заключения – склонны считать виновными в смерти девочки, то здесь, как предполагает заместитель руководителя Краснотурьинского межрайонного следственного отдела А. Базуев, состава преступления нет.

– В России нет четких методик оказания помощи больным с определенными симптомами, какие существуют, к примеру, на западе, – поясняет Алексей Владимирович. – В Америке врачи располагают конкретными инструкциями. Те, кто даже малейшим образом отходит от них, могут лишиться лицензии. То есть там существуют границы, нарушать которые люди боятся – у нас таких нет, иными словами, каждый лечит так, как посчитает нужным.

По словам следователя, карпинские врачи действовали неправильно, но эксперты (речь идет о второй экспертизе, которая была проведена в Перми) говорят, что прямой причинно-следственной связи между действиями врачей и наступившими последствиями нет – привлечь медиков к уголовной ответственности нет возможности. «К тому же не следует забывать о таком понятии, как врачебная ошибка – законом врачи защищены», – подытожил Базуев.
В Уголовном кодексе РФ наиболее близкие статьи, касающиеся медицинской деятельности, когда речь идет о врачебной ошибке, это ст. 109 (причинение смерти по неосторожности), ст. 118 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности), а также ст. 124 (неоказание помощи больному). Медицинский работник не подлежит уголовной ответственности, если он в своей работе руководствовался обычаями медицинской практики (проверенными практикой непреложными истинами медицинской профессии, общепризнанными и общепринятыми правилами медицины, изложенными в источниках информации либо передаваемыми устно или наглядно между коллегами по профессии).

Поделись новостью в социальных сетях

Источник: http://vkarpinsk.info/esli-prigovor-po-delu-ladushek-ne-obzhaluyut-delo-protiv-nachalnika-otdela-obrazovaniya-karpinska-raisy-churkinoj-zakroyut/